Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

след...
     Фабер пожал ему руку:
     -  Я  все  сделаю. Счастливого пути.  Если мы  оба  останемся  живы, на
следующей неделе  или  еще  через  неделю постарайтесь подать о себе  весть.
Напишите  мне  в Сент-Луис, главный почтамт,  до востребования. Жаль, что не
могу все время держать с вами контакт,- это было бы очень хорошо и для вас и
для меня, но у меня  нет второй  слуховой капсулы. Я,  видите ли, никогда не
думал, что она  пригодится. Ах, какой я был старый глупец!  Не предвидел, не
подумал!.. Глупо, непростительно глупо! И вот теперь, когда нужен аппарат, у
меня его нет. Ну же! Уходите!
     -  Еще  одна  просьба.  Скорей  дайте  мне  чемодан,  положите  в  него
какое-нибудь старое свое платье - старый костюм, чем заношенней, тем  лучше,
рубашку, старые башмаки, носки...
     Фабер  исчез,  но через  минуту вернулся. Они заклеили  щели картонного
чемодана липкой лентой.
     - Чтобы не  выветрился старый  запах мистера Фабера,-  промолвил Фабер,
весь взмокнув от усилий.
     Взяв виски, Монтэг обрызгал им поверхность чемодана:
     -  Совсем нам ни к чему, чтобы  пес  сразу  учуял  оба запаха. Можно, я
возьму с собой остаток виски? Оно мне  еще пригодится. О,  господи, надеюсь,
наши старания не напрасны!..
     Они  опять  пожали друг другу руки и, уже направляясь  к двери, еще раз
взглянули на телевизор. Пес шел по следу медленно, крадучись, принюхиваясь к
ночному  ветру. Над ним  кружились геликоптеры с  телекамерами.  Пес вошел в
первый переулок.
     - Прощайте!
     Монтэг бесшумно выскользнул из дома и побежал, сжимая в руке наполовину
пустой чемодан. Он  слышал,  как позади него  заработали поливные установки,
наполняя предрассветный воздух шумом падающего дождя, сначала тихим, а затем
все более сильным и ровным. Вода лилась на дорожки сада и ручейками  сбегала
на улицу.  Несколько  капель упало  на лицо  Монтэга.  Ему  послышалось, что
старик  что-то  крикнул  ему  на  прощанье - или,  может  быть,  ему  только
показалось?
     Он быстро удалялся от дома, направляясь к реке.
     Монтэг бежал.
     Он чувствовал  приближение  Механического  пса - словно  дыхание осени,
холодное, легкое и сухое, словно слабый ветер, от которого даже не колышется
трава, не хлопают ставни окон, не колеблется тень от ветвей на белых плитках
тротуара. Своим бегом Механический  пес не нарушал неподвижности окружающего
мира.  Он нес  с собой  тишину, и  Монтэг, быстро шагая по городу, все время
ощущал гнет этой тишины. Наконец он стал невыносим. Монтэг бросился бежать.
     Он бежал к  реке.  Останавливаясь  временами,  чтобы перевести дух,  он
заглядывал в слабо освещенные окна пробудившихся домов, видел силуэты людей,
глядящих в своих  гостиных на телевизорные стены, и на стенах,  как  облачко
неонового пара, то появлялся, то исчезал Механический  пес, мелькал то  тут,
то там,  все  дальше,  дальше  на  своих  мягких  паучьих лапах.  Вот  он на
Элм-террас, на улице  Линкольна,  в Дубовой, в  Парковой аллее,  в переулке,
ведущем к дому Фабера!
     "Беги, - говорил себе Монтэг, - не останавливайся, не мешкай!"
     Экран  показывал  уже  дом Фабера,  поливные  установки работали вовсю,
разбрызгивая струи дождя в ночном воздухе. Пес остановился, вздрагивая.
     Нет! Монтэг судорожно вцепился руками в подоконник. Не туда!  Только не
туда!
     Прокаиновая  игла высунулась  и спряталась,  снова  высунулась  и снова
спряталась.  С  ее  кончика  сорвалась  и  упала  прозрачная капля 'дурмана,
рождающего сны, от которых нет пробуждения. Игла исчезла в морде собаки.
     Монтэгу  стало трудно  дышать,  в груди теснило,  словно туда  засунули
кулак.
     Механический пес повернул и бросился дальше по переулку, прочь от  дома
Фабера.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.