Случайный афоризм
Книга так захватила его, что он захватил книгу. (Эмиль Кроткий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

машину. Ее тоже надо уничтожить...
     "Ну, - подумал он, - посмотрим, сильно ли ты пострадал. Попробуй встать
на ноги! Осторожно, осторожно... вот так!"
     Он  стоял,  но у  него  была всего лишь одна  нога.  Вместо  другой был
мертвый обрубок, обуглившийся  кусок дерева, который он вынужден был таскать
за собой,  словно в наказание за какой-то тайный грех. Когда он  наступал на
нее, тысячи серебряных иголок пронзали ногу от бедра до колена. Он заплакал.
Нет, иди, иди! Здесь тебе нельзя оставаться!
     В домах снова зажигались огни. То ли людям не  спалось после всего, что
произошло, то  ли  их  тревожила необычная  тишина,  Монтэг не знал. Хромая,
подпрыгивая,  он пробирался  среди развалин, подтаскивая  руками волочащуюся
больную  ногу, он разговаривал  с  ней, стонал  и всхлипывал,  выкрикивал ей
приказания, проклинал ее и молил - иди, иди, да иди же, ведь сейчас от этого
зависит моя жизнь! Он слышал крики и голоса в  темноте. Наконец он  добрался
до заднего двора, выходившего в глухой переулок.
     "Битти, - думал он, - теперь вы больше не проблема. Вы всегда говорили:
"Незачем решать  проблему, лучше  сжечь ее". Ну  вот я сделал и то и другое.
Прощайте, брандмейстер".
     Спотыкаясь, он заковылял в темноте по переулку.
     Острая боль  пронизывала  ногу всякий раз,  как он  ступал на нее, и он
думал:  дурак,  дурак,  болван,  идиот,  чертов  идиот,  дурак  проклятый...
Посмотри, что ты натворил, и как теперь все это расхлебывать, как?
     Гордость, будь она проклята, и гнев - да,  не сумел сдержать себя и вот
все испортил, все погубил в самом начале. Правда, столько навалилось на тебя
сразу - Битти, эти женщины в гостиной, Милдред, Кларисса.  И все же нет тебе
оправдания, нет! Ты дурак, проклятый болван! Так выдать себя!
     Но  мы еще спасем то, что осталось, мы  все сделаем, что можно. Если уж
придется гореть, так прихватим кое-кого с собой.
     Да! Он  вспомнил о книгах и повернул обратно. Надо их  взять. На всякий
случай.
     Он нашел книги там, где оставил  их,- у садовой ограды. Милдред, видно,
подобрала не  все.  Четыре еще лежали  там,  где  он  их  спрятал. В темноте
слышались  голоса, вспыхивали  огни.  Где-то  далеко  уже  грохотали  другие
Саламандры, рев их сирен сливался с ревом полицейских автомобилей, мчавшихся
по ночным улицам.
     Монтэг поднял книги и снова запрыгал и заковылял по переулку.  Вдруг он
упал,  как  будто  ему одним  ударом  отсекли  голову и оставили  одно  лишь
обезглавленное  тело. Мысль, внезапно сверкнувшая у него в мозгу,  заставила
его  остановиться,  швырнула  его  наземь. Он лежал, скорчившись, уткнувшись
лицом в гравий, и рыдал.
     Битти хотел умереть.
     Теперь  Монтэг не сомневался, что это так. Битти хотел умереть. Ведь он
стоял против  Монтэга,  не пытаясь  защищаться, стоял,  издеваясь  над  ним,
подзадоривая его. От этой мысли у  Монтэга перехватило дыхание. Как странно,
как странно так жаждать смерти, что  позволяешь убийце ходить вокруг  тебя с
оружием в руках, и вместо того, чтобы молчать и  этим сохранить себе  жизнь,
вместо этого кричишь, высмеиваешь, дразнишь, пока твой противник не потеряет
власть над собой и...
     Вдалеке - топот бегущих ног.
     Монтэг  поднялся  и  сел.  Надо уходить.  Вставай,  нельзя медлить!  Но
рыдания  все еще сотрясали  его тело. Надо успокоиться. Вот они уже утихают.
Он никого не  хотел убивать, даже  Битти.  Тело  его  судорожно  скорчилось,
словно  обожженное  кислотой.  Он зажал рот рукой. Перед глазами был Битти -
пылающий  факел,  брошенный  на  траву.  Он  кусал  себе  пальцы,  чтобы  не
закричать: "Я не хотел этого! Боже мой, я не хотел, не хотел этого!"
     Он старался все  припомнить, восстановить связь событий,  воскресить  в
памяти прежнюю свою жизнь, какой она была несколько  дней назад, до того как
в нее вторглись сито  и песок,  зубная паста  Денгэм,  шелест крыльев ночной
бабочки  в  ухе, огненные светляки пожара, сигналы  тревоги и  эта последняя
ночная поездка  -  слишком много для  двух-трех коротких дней, слишком много

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.