Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Вперед, вперед, чтобы сделать мир счастливым! Так, Монтэг?
     Розовые, словно фосфоресцирующие  щеки Битти отсвечивали в  темноте, он
улыбался с каким-то остервенением.
     - Вот мы и прибыли!
     Саламандра  круто остановилась. Неуклюжими  прыжками посыпались  с  нее
люди.  Монтэг  стоял,  не  отрывая воспаленных  глаз  от холодных  блестящих
поручней, за которые судорожно уцепились его пальцы.
     "Я  не могу сделать это,- думал он.- Как могу я выполнить это  задание,
как могу я снова жечь? Я не могу войти в этот дом".
     Битти  -  от  него  еще  пахло  ветром, сквозь который  они только  что
мчались,- вырос рядом.
     - Ну, Монтэг!
     Пожарные,  в  своих  огромных  сапогах  похожие  на калек,  разбегались
бесшумно, как пауки.
     Наконец,  оторвав глаза от поручней, Монтэг обернулся. Битти  следил за
его лицом.
     - Что с вами, Монтэг?
     -  Что это?  - медленно произнес  Монтэг.-  Мы же  остановились у моего
дома?

Часть 3. ОГОНЬ ГОРИТ ЯРКО


     В домах вдоль улицы зажигались огни, распахивались двери. Люди выбегали
посмотреть  на праздник  огня.  Битти и Монтэг  глядели,  один с  сдержанным
удовлетворением, другой не веря своим глазам, на дом,  которому суждено было
стать  главной ареной  представления:  здесь  будут жонглировать факелами  и
глотать пламя.
     - Ну вот,- промолвил Битти,- вы добились своего. Старина Монтэг вздумал
взлететь к солнцу, и теперь, когда ему обожгло крылышки, он недоумевает, как
это могло  случиться. Разве я  не  предупредил вас  достаточно  ясно,  когда
подослал пса к вашим дверям?
     Застывшее лицо  Монтэга  ничего не выражало, он  почувствовал, как  его
голова медленно и тяжело, словно каменная, повернулась в  сторону  соседнего
дома - темного и мрачного среди окружавших его ярких цветочных клумб.
     Битти презрительно фыркнул:
     - Э, бросьте! Неужто  вас  одурачила эта маленькая сумасбродка со своим
избитым  репертуаром? А,  Монтэг? Цветочки,  листочки,  мотыльки,  солнечный
закат. Знаем, знаем! Все записано в ее карточке. Эгэ! Да я, кажется, попал в
точку! Достаточно поглядеть на ваше потерянное  лицо.  Несколько  травинок и
лунный серп! Экая чушь! И что хорошего она всем этим сделала?
     Монтэг  присел на холодное крыло Саламандры. Он несколько  раз повернул
свою одеревеневшую голову, вправо - влево, вправо - влево...
     -  Она  все  видела.  Она  никому  ничего не  сделала.  Она  никого  не
трогала...
     - Не  трогала! Как бы  не так! А возле вас она  не вертелась? Ох уж эти
мне  любители  делать  добро, с  их святейшими  минами,  с  их  высокомерным
молчанием и  единственным талантом: заставлять человека ни с  того ни с сего
чувствовать себя виноватым. Черт бы их всех побрал! Красуются, словно солнце
в полночь, чтобы тебе и в постели покоя не было!
     Дверь дома отворилась, по ступенькам сбежала Милдред, сжимая чемодан  в
закостеневшей руке. Со свистом затормозив, у тротуара остановилось такси.
     - Милдред!
     Она пробежала мимо, прямая и застывшая,- лицо белое от пудры, рта нет -
забыла накрасить губы.
     - Милдред, неужели это ты дала сигнал тревоги?
     Она сунула  чемодан в машину и опустилась на  сиденье,  бормоча  как во
сне:
     - Бедные мои "родственники",  бедняжки, бедняжки! Все погибло, все, все
теперь погибло...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.