Случайный афоризм
Научиться писать стихи нельзя. Ф.А.Абрамов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Все захохотали.
     -  Ладно  уж,-  сказал  Битти.-  Кризис  миновал,  и все  опять хорошо.
Заблудшая  овца  вернулась  в  стадо.  Всем  нам  случалось  в   свое  время
заблуждаться. Правда  всегда будет  правдой, кричали мы. Не  одиноки те, кто
носит  в себе благородные  мысли,  убеждали  мы себя. "О мудрость, скрытая в
живых созвучьях",- как сказал сэр Филип Сидней. Но, с другой стороны: "Слова
листве подобны, и  где она густа, так вряд ли плод таится под сению листа",-
сказал Александр Поп. Что вы об этом думаете, Монтэг?
     - Не знаю.
     - Осторожно,- шептал Фабер из другого далекого мира.
     - Или вот еще: "Опасно мало знать, о том не забывая, кастальскою струей
налей  бокал до края. От одного глотка  ты опьянеешь  разом, но пей до дна и
вновь обрящешь  светлый разум". Поп,  те же "Опыты". Это,  пожалуй,  и к вам
приложимо, Монтэг, а? Как вам кажется?
     Монтэг прикусил губу.
     - Сейчас объясню,- сказал Битти, улыбаясь и глядя в карты.- Вы ведь как
раз и опьянели от одного глотка. Прочитали несколько строчек, и голова пошла
кругом.  Трах-тарарах! Вы  уже  готовы  взорвать вселенную,  рубить  головы,
топтать ногами  женщин  и детей, ниспровергать  авторитеты.  Я  знаю, я  сам
прошел через это.
     - Нет, я ничего, - ответил Монтэг в смятении.
     - Не  краснейте, Монтэг. Право же,  я не  смеюсь над вами.  Знаете, час
назад  я  видел сон. Я прилег  отдохнуть, и мне приснилось, что мы  с  вами,
Монтэг, вступили в яростный спор о книгах. Вы метали громы и молнии и сыпали
цитатами,  а я спокойно отражал  каждый ваш выпад. "Власть", - говорил я.  А
вы,  цитируя  доктора Джонсона, отвечали: "Знания  сильнее власти". А я вам:
тот  же  Джонсон, дорогой  мой  мальчик,  сказал: "Безумец  тот,  кто  хочет
поменять определенность на  неопределенность". Держитесь пожарников, Монтэг.
Все остальное - мрачный хаос!
     -  Не слушайте его,-  шептал Фабер.-  Он хочет сбить  вас  с  толку. Он
скользкий, как угорь. Будьте осторожны!
     Битти засмеялся довольным смешком.
     - Вы же мне ответили  на это: "Правда, рано  или поздно, выйдет на свет
божий.  Убийство  не  может  долго  оставаться  сокрытым".  А  я  воскликнул
добродушно:
     "О господи, он все про своего коня!" А еще я сказал: "И черт умеет иной
раз сослаться на священное писание". А вы  кричали мне в ответ: "Выше чтят у
нас дурака в атласе, чем мудрого в бедном платье!"  Тогда я тихонько  шепнул
вам: "Нужна ли истине  столь ярая защита?" А вы снова кричали: "Убийца здесь
-  и раны  мертвецов раскрылись  вновь и  льют  потоки  крови!"  Я  отвечал,
похлопав вас по руке: "Ужель такую  жадность пробудил я в вас?" А вы вопили:
"Знание- сила! И карлик, взобравшись на плечи великана, видит дальше его!" Я
же  с  величайшим  спокойствием закончил наш спор словами: "Считать метафору
доказательством, поток  праздных  слов источником истины, а  себя оракулом -
это заблуждение,  свойственное всем  нам",- как  сказал однажды  мистер Поль
Валери.
     У Монтэга голова шла кругом. Ему казалось, что  его нещадно избивают по
голове,  глазам,  лицу, плечам, по  беспомощно поднятым рукам.  Ему хотелось
крикнуть: "Нет! Замолчите! Вы стараетесь все запутать. Довольно!"
     Тонкие нервные пальцы Битти схватили Монтэга за руку.
     -  Боже, какой пульс! Здорово я вас взвинтил, Монтэг, а? Черт,  пульс у
вас  скачет, словно на другой день  после  войны. Не хватает  только  труб и
звона колоколов. Поговорим еще? Мне нравится ваш взволнованный вид. На каком
языке мне держать речь? Суахили, хинди, английский литературный -  я  говорю
на всех. Но это похоже на беседу с немым, не так ли, мистер Вилли Шекспир?
     - Держитесь, Монтэг! - прошелестела ему на ухо мошка. - Он мутит воду!
     - Ох, как вы испугались,- продолжал Битти.- Я и правда поступил жестоко
-  использовал  против вас  те  самые книги, за  которые вы  так  цеплялись,
использовал для того, чтобы опровергать вас на каждом шагу, на каждом слове.
Ах,  книги  -  это такие предатели! Вы  думаете,  они  вас  поддержат, а они

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.