Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Сколько времени  они  шли рядом? Три  минуты?  Пять? И вместе с тем как
долго! Каким огромным казалось ему теперь ее отражение на стене,  какую тень
отбрасывала ее  тоненькая фигурка! Он  чувствовал, что если у него зачешется
глаз, она моргнет, если чуть напрягутся мускулы лица, она зевнет еще раньше,
чем он сам это сделает.
     И, вспомнив об  их встрече,  он подумал:  "Да  ведь, право же, она  как
будто знала наперед, что  я приду, как будто нарочно поджидала меня там,  на
улице, в такой поздний час..."
     Он открыл дверь спальни.
     Ему показалось, что  он вошел в холодный,  облицованный мрамором склеп,
после  того  как  зашла  луна.  Непроницаемый  мрак.  Ни намека  на  залитый
серебряным  сиянием мир за  окном. Окна плотно закрыты, и комната  похожа на
могилу, куда не долетает ни  единый звук большого  города. Однако комната не
была пуста.
     Он прислушался.
     Чуть  слышный комариный звон, жужжание электрической осы, спрятанной  в
своем уютном и теплом розовом гнездышке. Музыка звучала так ясно, что он мог
различить мелодию.
     Он почувствовал, что улыбка соскользнула с  его лица, что она подтаяла,
оплыла  и отвалилась,  словно  воск  фантастической  свечи,  которая  горела
слишком долго и,  догорев,  упала  и  погасла.  Мрак.  Темнота.  Нет, он  не
счастлив.  Он не счастлив! Он сказал это  самому себе.  Он  признал это.  Он
носил свое счастье, как маску, но девушка отняла ее и убежала через лужайку,
и уже  нельзя постучаться к  ней в дверь и попросить, чтобы она  вернула ему
маску.
     Не зажигая света,  он представил себе комнату.  Его жена, распростертая
на кровати, не укрытая и  холодная,  как  надгробное  изваяние, с застывшими
глазами,  устремленными в потолок,  словно  притянутыми  к  нему  невидимыми
стальными  нитями. В  ушах  у нее  плотно  вставлены миниатюрные  "Ракушки",
крошечные, с наперсток,  радиоприемники-втулки, и электронный океан звуков -
музыка и голоса,  музыка и голоса - волнами  омывает берега ее бодрствующего
мозга.  Нет, комната была  пуста. Каждую ночь сюда  врывался океан звуков и,
подхватив Милдред на свои широкие крылья, баюкая и качая, уносил ее, лежащую
с открытыми глазами, навстречу  утру.  Не  было ночи за  последние два года,
когда Милдред  не  уплывала бы на  этих  волнах, не  погружалась бы в  них с
готовностью еще и еще раз.
     В комнате было холодно, но Монтэг чувствовал, что задыхается.
     Однако он не  поднял штор  и  не открыл балконной двери - он не  хотел,
чтобы сюда заглянула луна. С обреченностью  человека, который в ближайший же
час  должен погибнуть от удушья,  он ощупью  направился  к своей  раскрытой,
одинокой и холодной постели.
     За мгновение  до того, как его нога наткнулась на  предмет, лежавший на
полу, он уже знал,  что  так  будет. Это чувство отчасти  было похоже на то,
которое  он испытал, когда завернул за  угол и  чуть  не налетел на девушку,
шедшую ему  навстречу. Его нога, вызвав  своим движением  колебание воздуха,
получила  отраженный  сигнал  о препятствии  на пути и почти в ту же секунду
ударилась обо что-то. Какой-то предмет с глухим стуком отлетел в темноту.
     Монтэг  резко выпрямился и  прислушался  к  дыханию  той, что лежала на
постели в кромешном мраке комнаты: дыхание было слабым, чуть заметным, в нем
едва угадывалась жизнь - от него мог бы  затрепетать  лишь крохотный листок,
пушинка, один-единственный волосок.
     Он все еще не хотел  впустить в комнату свет с  улицы. Вынув зажигалку,
он нащупал саламандру, выгравированную на серебряном диске, нажал...
     Два  лунных камня глядели  на него  при  слабом свете прикрытого  рукой
огонька,  два лунных камня, лежащих на дне прозрачного ручья,- над ними,  не
задевая их, мерно текли воды жизни. - Милдред!
     Ее лицо  было,  как остров, покрытый снегом, если  дождь  прольется над
ним,  оно не  ощутит дождя, если тучи бросят  на  него свою вечно движущуюся
тень,  оно  не  почувствует  тени. Недвижность,  немота...  Только  жужжание
ос-втулок,  плотно  закрывающих  уши  Милдред,  только  остекленевший взор и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.