Случайный афоризм
Почему поэты так часто воспевали луну? Не потому ли, что она озаряет жизнь мечтателей и влюбленных? Мигель де Унамуно
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

на стульях. Они курили,  пускали в воздух  клубы дыма, поправляли свои яркие
волосы,  разглядывали свои нор-ти - огненно-красные, словно воспламенившиеся
от пристального взгляда Монтэга.  Тишина  угнетала женщин,  в их  лицах была
тоска. Когда  Монтэг проглотил  наконец недоеденный  кусок, женщины невольно
подались вперед. Они настороженно прислушивались к его лихорадочному дыханию
Три  пустые  стены  гостиной  были  похожи  теперь  на  бледные  лбы  спящих
великанов, погруженных в тяжкий сон  без сновидений. Монтэгу чудилось - если
коснуться  великаньих лбов, на пальцах останется след  соленого  пота. И чем
дальше,  тем  явственнее  выступала  испарина  на  этих  мертвых  лбах,  тем
напряженнее молчание, тем  ощутимее трепет в воздухе и в теле этих сгорающих
от  нетерпения  женщин.  Казалось,  еще  минута  - и  они,  громко  зашипев,
взорвутся.
     Губы Монтэга шевельнулись:
     - Давайте поговорим. Женщины вздрогнули и уставились на него.
     - Как ваши дети, миссис Фелпс?- спросил Монтэг.
     - Вы прекрасно знаете,  что  у меня  нет  детей! Да и кто в наше время,
будучи в здравом уме,  захочет  иметь детей?-  воскликнула миссис  Фелпс, не
понимая, почему так раздражает ее этот человек.
     - Нет,  тут я  с  вами  не согласна,- промолвила миссис Бауэлс.- У меня
двое. Мне, разумеется,  оба раза делали кесарево сечение. Не терпеть  же мне
родовые муки из-за какого-то там ребенка? Но, с другой стороны,  люди должны
размножаться. Мы  обязаны  продолжать человеческий  род.  Кроме  того,  дети
иногда бывают  похожи  на родителей,  а это очень забавно.  Ну,  что  ж, два
кесаревых сечения - и проблема решена. Да, сэр. Мой  врач говорил - кесарево
не обязательно, вы нормально сложены, можете рожать, но я настояла.
     -  И все-таки  дети - это ужасная  обуза.  Вы  проста  сумасшедшая, что
вздумали их заводить!- воскликнула миссис Фелпс.
     - Да нет, не так уж плохо. Девять дней из десяти они проводят в  школе.
Мне  с ними приходится бывать только три дня в  месяц, когда они  дома. Но и
это ничего. Я их загоняю  в гостиную, включаю стены -  и все. Как при стирке
белья. Вы закладываете белье в машину и захлопываете крышку. - Миссис Бауэлс
хихикнула.  - А  нежностей у нас  никаких не  полагается.  Им и в  голову не
приходит  меня поцеловать. Скорее уж дадут пинка.  Слава  богу,  я  еще могу
ответить им тем же.
     Женщины громко расхохотались.
     Милдред с минуту сидела молча, но видя, что Монтэг не уходит, захлопала
в ладоши и воскликнула:
     - Давайте доставим удовольствие Гаю и поговорим о политике.
     - Ну что ж,  прекрасно,- сказала  миссис Бауэлс.- На прошлых  выборах я
голосовала,  как и все.  Конечно, за Нобля. Я нахожу, что он  один  из самых
приятных мужчин, когда-либо избиравшихся в президенты.
     - О да. А помните того, другого, которого выставили против Нобля?
     -  Да уж хорош  был, нечего  сказать! Маленький, невзрачный,  и  выбрит
кое-как, и причесан плохо.
     - И что это оппозиции пришло в голову выставить его  кандидатуру? Разве
можно выставлять  такого коротышку против человека  высокого роста? Вдобавок
он  мямлил.  Я  почти  ничего  не  расслышала из того, что он говорил. А что
расслышала, того не поняла.
     - Кроме того, он толстяк и даже не старался скрыть это одеждой. Чему же
удивляться! Конечно, большинство голосовало за Уинстона Нобля. Даже их имена
сыграли тут роль. Сравните: Уинстон Нобль и Хьюберт Хауг - и ответ вам сразу
станет ясен.
     - Черт!- воскликнул Монтэг.- Да ведь вы  же ничего о них не знаете - ни
о том, ни о другом!
     - Ну как же не знаем. Мы их видели на  стенах вот  этой самой гостиной!
Всего полгода назад. Один все время ковырял в носу. Ужас что такое! Смотреть
было противно.
     -  И  по-вашему, мистер Монтэг,  мы должны были  голосовать  за  такого
человека? - воскликнула миссис Фелпс.
     Милдред засияла улыбкой:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.