Случайный афоризм
Никогда слава не придет к тому, кто сочиняет дурные стихи. Михаил Афанасьевич Булгаков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чтобы с него прыгнуть. Тут достоверно только одно: да, нам необходимо дышать
полной грудью. Да, нам нужны знания. И, может быть, лет этак через тысячу мы
научимся выбирать для прыжков менее  крутые утесы. Ведь книги существуют для
того,  чтобы  напоминать нам, какие  мы  дураки  и  упрямые  ослы.  Они  как
преторианская стража  Цезаря,  которая  нашептывала  ему  во  время триумфа:
"Помни, Цезарь,  что  и  ты  смертей".  Большинство  из нас  не  может всюду
побывать,  со всеми  поговорить,  посетить  все  города  мира.  У нас нет ни
времени,  ни денег, ни такого количества друзей. Все, что  вы ищете, Монтэг,
существует в мире, но простой человек разве только одну сотую может  увидеть
своими  глазами, а  остальные  девяносто  девять  процентов он познает через
книгу. Не требуйте  гарантий.  И  не ждите спасения от  чего-то  одного - от
человека, или машины, или библиотеки.  Сами создавайте то, что может  спасти
мир, - и если утонете по дороге, так хоть будете знать, что плыли к берегу.
     Фабер встал и начал ходить по комнате.
     - Ну? - спросил Монтэг.
     - Вы это серьезно - насчет пожарных?
     - Абсолютно.
     - Коварный план, ничего не  скажешь, - Фабер нервно покосился  на дверь
спальни. - Видеть, как по всей стране пылают дома пожарных, гибнут эти очаги
предательства! Саламандра, пожирающая свой собственный хвост! Ух! Здорово!
     -  У  меня  есть  адреса всех  пожарных. Если у нас  будет своего  рода
тайное...
     - Людям нельзя доверять, в этом весь ужас. Вы да я, а кто еще?
     -  Разве  не осталось профессоров,  таких,  как  вы?  Бывших писателей,
историков, лингвистов?..
     - Умерли или уже очень стары.
     - Чем старше, тем лучше. Меньше вызовут подозрений. Вы же знаете таких,
и, наверно, не один десяток. Признайтесь!
     -  Да,  пожалуй. Есть,  например,  актеры,  которым  уже  много лет  не
приходилось  играть  в пьесах  Пиранделло,  Шоу  и Шекспира, ибо  эти  пьесы
слишком верно отражают жизнь. Можно бы  использовать их гнев. И  благородное
возмущение историков, не написавших ни одной строчки за последние сорок лет.
Это верно, мы могли бы создать школу и сызнова учить людей читать и мыслить.
     - Да!
     -  Но все  это  капля в море. Вся наша культура мертва. Самый  остов ее
надо переплавить и отлить в новую форму. Но это не так-то  просто! Дело ведь
не только в том, чтобы снова взять в руки книгу,  которую ты отложил полвека
назад. Вспомните, что надобность в пожарных возникает не так уж часто.  Люди
сами  перестали читать  книги, по  собственной  воле. Время от  времени  вы,
пожарники, устраиваете  для нас цирковые представления -  поджигаете  дома и
развлекаете  толпу.  Но  это так  -  дивертисмент, и вряд  ли  на  этом  все
держится. Охотников бунтовать в наше время осталось очень немного. А из этих
немногих большинство легко  запугать. Как меня, например. Можете вы  плясать
быстрее,  чем  Белый  клоун, или  кричать громче, чем сам  господин  Главный
Фокусник и все  гостиные "родственники"? Если можете, то, пожалуй, добьетесь
своего. А в  общем, Монтэг, вы, конечно,  глупец. Люди-то ведь действительно
веселятся.
     - Кончая жизнь самоубийством? Убивая друг друга? Пока они говорили, над
домом проносились эскадрильи бомбардировщиков, держа курс  на восток. Только
сейчас  они заметили  это и умолкли, прислушиваясь к мощному реву реактивных
моторов, чувствуя, как от него все сотрясается у них внутри.
     - Потерпите, Монтэг. Вот будет война - и все  наши гостиные сами  собой
умолкнут.  Наша цивилизация несется  к гибели. Отойдите в сторону, чтобы вас
не задело колесом.
     - Но ведь кто-то должен быть наготове, чтобы строить, когда все рухнет?
     -  Кто  же?  Те, кто  может  наизусть цитировать  Мильтона?  Кто  может
сказать: "А  я еще помню Софокла"? Да  и  что они  станут делать? Напоминать
уцелевшим, что у человека есть также и хорошие стороны? Эти уцелевшие только
о том будут думать, как  бы  набрать камней да запустить  ими друг в  друга.
Идите домой, Монтэг. Ложитесь спать.  Зачем тратить  свои последние часы  на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.