Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что, может быть, лучше всего было бы сжечь самих пожарных.
     - Гай!
     Рупор у входной двери тихо забормотал: "Миссис Монтэг, миссис Монтэг, к
вам пришли, к вам пришли"
     Тишина.
     Они испуганно смотрели на входную дверь, на книги, валявшиеся на полу.
     - Битти!- промолвила Милдред.
     - Не может быть. Это не он.
     - Он вернулся!- прошептала она.
     И Снова мягкий голос из рупора: "... к вам пришли".
     - Не надо открывать.
     Монтэг прислонился к стене, затем медленно опустился на корточки и стал
растерянно перебирать книги, хватая то одну, то другую, сам не понимая,  что
делает.  Он весь дрожал,  и больше  всего ему хотелось снова  запрятать их в
вентилятор. Но он знал, что встретиться еще раз с брандмейстером Битти он не
в силах. Он сидел на корточках,  потом просто  сел на  пол, и тут уже  более
настойчиво  прозвучал голос  рупора у двери. Монтэг  поднял с полу маленький
томик.
     - С чего мы начнем?  - Он раскрыл  книгу на середине и заглянул в нее.-
Думаю, надо начать с начала...
     - Он войдет, - сказала Милдред,- и сожжет нас вместе с книгами.
     Рупор  у  двери  наконец  умолк.  Тишина.   Монтэг   чувствовал  чье-то
присутствие  за дверью: кто-то стоял, ждал, прислушивался. Затем послышались
шаги. Они удалялись. По дорожке. Потом через лужайку...
     -  Посмотрим,  что  тут  написано,-  сказал Монтэг. Он  выговорил это с
трудом, запинаясь, словно его сковывал жестокий  стыд. Он пробежал глазами с
десяток  страниц,  перескакивая  с   одного  на   другое,  пока  наконец  не
остановился на следующих строках:
     "Установлено, что за все это время  не меньше одиннадцати тысяч человек
пошли  на казнь, лишь бы не подчиняться  повелению разбивать яйца с  острого
конца".
     Милдред сидела напротив.
     - Что это значит? В этом же нет никакого смысла! Брандмейстер был прав!
     -  Нет, подожди,  -  ответил  Монтэг.- Начнем  опять.  Начнем  с самого
начала.

Часть 2. СИТО И ПЕСОК


     Весь долгий день они читали, а холодный ноябрьский дождь  падал  с неба
на притихший дом. Они читали в передней. Гостиная казалась  пустой  и серой.
На  ее  умолкших  стенах  не  играла  радуга конфетти,  не  сверкали  огнями
фейерверки,  не было женщин в платьях из золотой  мишуры, и мужчины в черных
бархатных   костюмах  не   извлекали  стофунтовых  кроликов   из  серебряных
цилиндров.  Гостиная была мертва.  И Милдред с застывшим, лишенным выражения
лицом то и дело поглядывала на молчавшие стены, а Монтэг то беспокойно шагал
по  комнате,  то опять опускался на корточки и по  нескольку раз перечитывал
вслух какую-нибудь страницу.
     "Трудно сказать, в какой именно момент рождается дружба. Когда по капле
наливаешь воду в сосуд, бывает какая-то одна, последняя капля, от которой он
вдруг переполняется, и влага  переливается  через  край, так и здесь в  ряде
добрых поступков какой-то один вдруг переполняет сердце".
     Монтэг сидел, прислушиваясь к шуму дождя.
     - Может быть, это-то и было  в той девушке, что  жила рядом с нами? Мне
так хотелось понять ее.
     - Она же умерла. Ради бога, поговорим о ком-нибудь живом.
     Не взглянув на  жену, Монтэг, весь дрожа, как в ознобе, вышел  в кухню.
Он  долго стоял  там,  глядя в окно на дождь,  хлеставший по стеклам.  Когда
дрожь унялась, он вернулся в серый сумрак передней и взял новую книгу:
     -  "Наша излюбленная тема:  о  Себе".  - Прищурившись, он  поглядел  на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.