Случайный афоризм
Всякий писатель может сказать: на безумие не способен, до здоровья не снисхожу, невротик есмь. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ответ. И он прав. Быть счастливым - это  очень важно. Веселье - это все. А я
слушал его и твердил про себя: нет, я несчастлив, я несчастлив.
     -  А  я счастлива,- рот Милдред  растянулся  в ослепительной улыбке.- И
горжусь этим!
     - Я  должен  что-то сделать,- сказал Монтэг.- Не знаю  что.  Но  что-то
очень важное.
     -  Мне  надоело  слушать  эту  чепуху,-   промолвила  Милдред  и  снова
повернулась к диктору. Монтэг тронул регулятор на стене, и диктор умолк.
     -  Милли!- начал  Монтэг и остановился.- Это  ведь и твой  дом тоже, не
только мой. И, чтобы быть честным, я должен тебе рассказать. Давно надо было
это сделать, но я  даже самому себе боялся признаться. Я покажу тебе то, что
я целый год тут  прятал. Целый  год собирал, по одной,  тайком. Сам не знаю,
зачем я это делал, но вот, одним словом, сделал, а тебе так и не сказал...
     Он взял стул с  прямой спинкой, не спеша отнес его в переднюю, поставил
у стены возле входной двери, взобрался на него. С минуту постоял неподвижно,
как статуя на пьедестале, а Милдред стояла рядом, глядя на него снизу вверх,
и ждала. Затем он отодвинул вентиляционную решетку в  стене, глубоко засунул
руку в вентиляционную  трубу, нащупал и отодвинул еще одну решетку и  достал
книгу. Не глядя, бросил ее на пол. Снова засунул руку, вытащил еще две книги
и  тоже бросил на пол.  Он вынимал книги  одну за другой и бросал их на пол:
маленькие, большие,  в желтых, красных, зеленых переплетах. Когда он вытащил
последнюю, у ног Милдред лежало не менее двадцати книг.
     - Прости  меня,- сказал он.- Я сделал это не  подумав. А теперь похоже,
что мы с тобой оба запутались в эту историю.
     Милдред отшатнулась, словно увидела перед собой стаю мышей, выскочивших
из-под пола.  Монтэг слышал ее  прерывистое  дыхание, видел  ее побледневшее
лицо,  застывшие  широко открытые  глаза.  Она повторяла его имя - еще и еще
раз,- затем с жалобным стоном метнулась к  книгам, схватила одну и бросилась
в кухню к печке для сжигания мусора.
     Монтэг схватил ее. Она завизжала и, царапаясь, стала вырываться.
     - Нет,  Милли,  нет!  Подожди!  Перестань, прошу  тебя.  Ты  ничего  не
знаешь... Да перестань же!..  -  он ударил ее по лицу и, схватив  за  плечи,
встряхнул.
     Губы ее снова произнесли его имя, и она заплакала.
     - Милли!- сказал он.-  Выслушай меня.  Одну секунду!  Умоляю! Теперь уж
ничего не поделаешь. Нельзя их сейчас жечь. Я  хочу сперва заглянуть в  них,
понимаешь, заглянуть хоть разок. И если  брандмейстер прав, мы вместе сожжем
их.  Даю тебе слово, мы вместе  их сожжем! Ты  должна  помочь мне, Милли!-Он
заглянул ей в лицо. Взял ее за подбородок. Вглядываясь в ее'лицо, он искал в
нем себя, искал ответ на вопрос, что ему делать.
     - Хочешь не хочешь, а мы все равно уже запутались. Я ни о чем не просил
тебя  все эти  годы,  но  теперь  я  прошу,  я  умоляю.  Мы  должны  наконец
разобраться, почему все так получилось - ты и  эти пилюли и безумные поездки
в автомобиле по ночам, я и моя работа. Мы катимся в пропасть, Милли! Но я не
хочу, черт возьми!  Нам  будет нелегко, мы даже не знаем, с чего  начать, но
попробуем  как-нибудь  разобраться, обдумать все это, помочь друг другу. Мне
так нужна твоя помощь, Милли, именно  сейчас! Мне даже трудно передать тебе,
как нужна! Если ты хоть капельку меня любишь, то  потерпишь день,  два.  Вот
все, о чем я тебя прошу,- и на том все кончится! Я обещаю, я клянусь тебе! И
если есть хоть что-нибудь толковое в этих книгах,  хоть крупица разума среди
хаоса, может быть, мы сможем передать ее другим.
     Милдред больше  не сопротивлялась, и он отпустил ее. Она отшатнулась  к
стене, обессиленно  прислонилась  к ней,  потом  тяжело  сползла на пол. Она
молча сидела на полу,  глядя на разбросанные книги.  Нога ее коснулась одной
из них, и она поспешно отдернула ногу.
     - Эта женщина вчера...  Ты не была 'там, Милли, ты не видела ее лица. И
Кларисса... Ты никогда не  говорила  с  ней. А  я говорил.  Такие  люди, как
Битти, боятся  ее. Не  понимаю!  Почему  они боятся  Клариссы и  таких,  как
Кларисса?  Но  вчера  на  дежурстве  я начал сравнивать ее с  пожарниками на
станции и вдруг понял, что  ненавижу их,  ненавижу самого себя.  Я  подумал.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.