Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

раскрыв  глаза,- рупор  сигнала  у  входной  двери тихо  забормотал: "Миссис
Монтэг, миссис Монтэг, к  вам  пришли,  к вам пришли.  Миссис Монтэг,  к вам
пришли". Рупор умолк.
     Монтэг проверил, хорошо  ли спрятана книга, не спеша  улегся, откинулся
на подушки, оправил одеяло на груди и на согнутых коленях.
     Придя  в  себя, Милдред  бросилась к  двери,  и  тотчас  же  в  комнату
неторопливым шагом, засунув руки в карманы, вошел брандмейстер Битти.
     -  Выключите-ка "родственников",-  сказал он, не глядя на Монтэга и его
жену.
     Милдред выскочила из комнаты. Шум голосов в гостиной умолк.
     Брандмейстер Битти уселся, выбрав самый удобный стул. Его красное  лицо
хранило  самое мирное выражение.  Не спеша он  набил свою  отделанную  медью
трубку и, раскурив ее, выпустил в потолок большое облако дыма.
     - Решил зайти, проведать больного.
     - Как вы узнали, что я болен?
     Битти  улыбнулся своей  обычной  улыбкой,  обнажившей  конфетно-розовые
десны и мелкие, белые как сахар зубы.
     -  Я видел,  что  к  тому  идет.  Знал,  что скоро  вы  на  одну  ночку
попроситесь в отпуск.
     Монтэг приподнялся и сел на постели.
     - Ну что  ж,- сказал Битти,- отдохните. Он вертел  в  руках неразлучную
свою  зажигалку, на крышке которой  красовалась надпись: "Гарантирован  один
миллион  вспышек".  Битти рассеянно  зажигал и  гасил  химическую  спичку  -
зажигал, ронял несколько слов, глядя на крохотный огонек, и гасил его, снова
зажигал, гасил и смотрел, как тает в воздухе тоненькая струйка дыма.
     - Когда думаете поправиться?- спросил он.
     -  Завтра. Или  послезавтра.  В  начале  той  недели.  Битти  попыхивал
трубкой.
     - Каждый пожарник рано или поздно проходит через это. И надо помочь ему
разобраться.  Надо, чтобы он знал  историю своей профессии.  Раньше новичкам
все это объясняли. А теперь нет. И очень жаль.- Пфф...- Только брандмейстеры
еще помнят историю пожарного дела.- Снова пфф!..- Сейчас я вас просвещу.
     Милдред нервно заерзала на стуле.
     Битти уселся поудобнее, минуту - не меньше - сидел молча, в раздумье.
     - Как все это началось,  спросите вы,- я говорю о  нашей  работе,- где,
когда  и  почему?  Началось.  по-моему,  примерно  в  эпоху  так  называемой
гражданской войны, хотя в наших уставах и сказано, что  раньше. Но настоящий
расцвет наступил только с введением фотографии. А потом, в начале двадцатого
века,- кино,  радио, телевидение.  И очень скоро  все стало производиться  в
массовых масштабах.
     Монтэг неподвижно сидел в постели.
     - А  раз  все  стало  массовым,  то  и упростилось,-  продолжал Битти.-
Когда-то книгу читали лишь  немногие -  тут, там, в разных местах. Поэтому и
книги могли быть разными. Мир был просторен. Но, когда в мире стало тесно от
глаз.  локтей,  ртов, когда  население  удвоилось, утроилось,  учетверилось,
содержание  фильмов,  радиопередач, журналов, книг  снизилось до. известного
стандарта. Этакая универсальная жвачка. Вы понимаете меня. Монтэг?
     - Кажется, да,- ответил Монтэг. Битти разглядывал узоры табачного дыма,
плывущие в воздухе.
     -  Постарайтесь  представить  себе  человека  девятнадцатого столетия -
собаки,  лошади, экипажи - медленный темп жизни.  Затем двадцатый  век. Темп
ускоряется.  Книги  уменьшаются  в  объеме. Сокращенное  издание.  Пересказ.
Экстракт. Не размазывать! Скорее к развязке!
     - Скорее к развязке,- кивнула головой Милдред.
     -    Произведения    классиков    сокращаются   до   пятнадцатиминутной
радиопередачи.   Потом  еще  больше:  одна  колонка  текста,  которую  можно
пробежать  за  две  минуты,   потом  еще:  десять  -   двадцать   строк  для
энциклопедического словаря. Я, конечно, преувеличиваю.  Словари существовали
для справок. Но немало было людей, чье знакомство с "Гамлетом" - вы, Монтэг,
конечно, хорошо знаете это название, а для вас, миссис Монтэг, это, наверно,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.