Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

под колесами машины.
     -   Я  начинен   цитатами,  всякими   обрывками,-  сказал   Битти.-   У
брандмейстеров  это не редкость.  Иногда сам  себе  удивляюсь.  Не  зевайте,
Стоунмен!
     Стоунмен нажал на тормоза.
     - Черт! - воскликнул Битти.- Проехали наш, поворот.
     - Кто там?
     - Кому же быть, как  не мне?- отозвался  из темноты Монтэг. Он затворил
за собой дверь спальни и устало прислонился к косяку.
     После небольшой паузы жена наконец сказала:
     - Зажги свет.
     - Мне не нужен свет.
     - Тогда ложись спать.
     Он  слышал,  как  она  недовольно  заворочалась  на   постели,  жалобно
застонали пружины матраца.
     - Ты пьян?- спросила она.
     Так  вот  значит  как  это  вышло!  Во  всем  виновата  его   рука.  Он
почувствовал,  что  его руки - сначала одна, потом другая -  стащили  с плеч
куртку, бросили ее на пол. Снятые брюки повисли в его руках, и он равнодушно
уронил их в темноту, как в пропасть.
     Кисти его  рук поражены заразой, скоро  она  поднимется выше, к локтям,
захватит плечи, перекинется, как искра,  с одной лопатки на другую. Его руки
охвачены  ненасытной жадностью. И  теперь эта жадность передалась уже и  его
глазам:  ему  вдруг захотелось глядеть и глядеть, не  переставая, глядеть на
что-нибудь, безразлично, на что, глядеть на все...
     -  Что ты там делаешь?- спросила жена. Он стоял, пошатываясь в темноте,
зажав книгу  в  холодных, влажных от  пота пальцах. Через минуту  жена снова
сказала:
     - Ну! Долго ты еще будешь вот так стоять посреди комнаты?
     Из груди его вырвался какой-то невнятный звук.
     - Ты  что-то сказал?-  спросила жена. Снова  неясный звук  слетел с его
губ.  Спотыкаясь, ощупью добрался он до  своей  кровати, неловко сунул книгу
под  холодную  как  лед  подушку,  тяжело повалился  на  постель.  Его  жена
испуганно вскрикнула. Но ему казалось, что она где-то далеко, в другом конце
комнаты, что его постель  -  это ледяной остров среди пустынного моря.  Жена
что-то говорила ему, говорила долго, то  об одном, то о другом, но  для него
это были  только слова, без связи и  без смысла. Однажды в доме  приятеля он
слышал,  как,  вот так же лепеча, двухлетний малыш выговаривал какие-то свои
детские словечки,  издавал приятные на слух, но ничего не значащие  звуки...
Монтэг молчал. Когда невнятный стон снова слетел с его уст, Милдред встала и
подошла к его постели. Наклонившись, она коснулась  его щеки. И Монтэг знал,
что, когда Милдред отняла руку, ладонь у нее была влажной.
     Позже ночью он поглядел на Милдред.  Она не спала. Чуть слышная мелодия
звенела в воздухе - в ушах  у  нее опять были "Ракушки", и опять она слушала
далекие  голоса  из  далеких  стран. Ее  широко  открытые глаза  смотрели  в
потолок, в толщу нависшей над нею тьмы.
     Он вспомнил избитый анекдот о жене,  которая так много разговаривала по
телефону,  что  ее  муж, желавший узнать,  что сегодня на обед, вынужден был
побежать  в ближайший автомат  и позвонить  ей  оттуда. Не купить ли и  ему,
Монтэгу,   портативный  передатчик  системы   "Ракушка",   чтобы  по   ночам
разговаривать со своей женой, нашептывать ей на ухо. кричать, вопить, орать?
Но что нашептывать? О чем кричать? Что мог он сказать ей?
     И вдруг она показалась ему такой чужой, как  будто он никогда раньше ее
и в глаза не видел. Просто он по ошибке попал в  чей-то дом, как тот человек
в анекдоте, который, возвращаясь  ночью пьяный, открыл  чужую дверь, вошел в
чужой дом и улегся в постель  рядом с чужой женой, а рано утром встал и ушел
на работу, и ни он, ни женщина так ничего и не заметили...
     - Милли!- прошептал он.
     - Что?..
     - Не пугайся! Я Только хотел спросить...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.