Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Не получить вам моих книг,- наконец выговорила она.
     - Закон вам  известен,-  ответил Битти.- Где ваш здравый смысл? В  этих
книгах  все  противоречит  одно другому. Настоящая вавилонская  башня! И  вы
сидели в ней взаперти целые годы. Бросьте все это. Выходите на волю. Люди, о
которых тут написано, никогда не существовали. Ну. идем!
     Женщина отрицательно покачала головой.
     -  Сейчас  весь   дом  загорится,-  сказал   Битти.  Пожарные  неуклюже
пробирались к выходу. Они оглянулись на Монтэга, который все еще стоял возле
женщины.
     - Нельзя же бросить ее здесь! - возмущенно крикнул Монтэг.
     - Она не хочет уходить.
     - Надо ее заставить!
     Битти поднял руку с зажигалкой.
     - Нам пора  возвращаться на пожарную  станцию. А  эти  фанатики  всегда
стараются кончить самоубийством. Дело известное.
     Монтэг взял женщину за локоть.
     - Пойдемте со мной.
     - Нет,- сказала она.- Но вам - спасибо!
     - Я буду считать до десяти,- сказал Битти.- Раз, два...
     - Пожалуйста,- промолвил Монтэг, обращаясь к женщине.
     - Уходите,- ответила она.
     - Три. Четыре...
     - Ну, прошу вас,- Монтэг потянул женщину за собой.
     - Я останусь здесь,- тихо ответила она.
     - Пять. Шесть...-считал Битти.
     -  Можете дальше  не считать,- сказала женщина  и  разжала пальцы -  на
ладони у нее лежала крохотная тоненькая палочка. Обыкновенная спичка.
     Увидев  ее,  пожарные  опрометью  бросились вон  из дома.  Брандмейстер
Битти,  стараясь  сохранить достоинство,  медленно  пятился  к  выходу.  Его
багровое лицо лоснилось и горело блеском тысячи пожаров и ночных тревог.
     "Господи,-  подумал  Монтэг.-  а ведь  правда!  Сигналы тревоги  бывают
только ночью. И никогда днем. Почему? Неужели только потому, что ночью пожар
красивое, эффектное зрелище?"
     На  красном  лице Битти, замешкавшегося в дверях,  мелькнул испуг. Рука
женщины сжимала спичку.  Воздух  был  пропитан парами  керосина.  Спрятанная
книга  трепетала у  Монтэга под мышкой,  толкалась  в  его грудь, как  живое
сердце.
     - Уходите,- сказала  женщина. Монтэг почувствовал, что пятится  к двери
следом за Битти, потом вниз по ступенькам и дальше, дальше, на лужайку, где,
как след гигантского червя, пролегала темная  полоска керосина.  Женщина шла
за ними. На крыльце она остановилась и окинула их долгим спокойным взглядом.
Ее молчание осуждало их.  Битти  щелкнул  зажигалкой.  Но он опоздал. Монтэг
замер  от ужаса.  Стоявшая на крыльце  женщина, бросив на них взгляд, полный
презрения, чиркнула спичкой о перила. Из домов на улицу выбегали люди.
     Обратно ехали  молча,  не  глядя  друг на друга.  Монтэг сидел впереди,
вместе  с Битти и Блэком. Они даже  не  курили  трубок, только молча глядели
вперед, на  дорогу. Мощная  Саламандра круто  сворачивала  на перекрестках и
мчалась дальше.
     - Ридли,- наконец произнес Монтэг.
     - Что? - спросил Битти.
     - Она сказала "Ридли". Она что-то  странное говорила, когда мы вошли  в
дом: "Будьте мужественны, Ридли". И еще что-то... Что-то еще...
     - "Божьей  милостью мы зажжем сегодня в Англии такую свечу, которую,  я
верю, им не погасить никогда",- промолвил Битти.
     Стоунмен и Монтэг изумленно взглянули на брандмейстера.
     Битти задумчиво потер подбородок.
     - Человек  по имени Латимер сказал это человеку, которого звали Николас
Ридли, когда их сжигали заживо  на костре за ересь в  Оксфорде шестнадцатого
октября тысяча пятьсот пятьдесят пятого года.
     Монтэг и Стоунмен снова перевели  взгляд на мостовую, быстро мелькавшую

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.