Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Они убивают друг друга.  Неужели  всегда так было?  Дядя говорит,  что  нет.
Только в этом году шесть моих сверстников были застрелены. Десять  погибли в
автомобильных катастрофах.  Я  их боюсь, и  они  не любят меня за  это. Дядя
говорит, что его дед помнил еще то время, когда дети не убивали  друг друга.
Но это  было очень давно, тогда  все было иначе.  Дядя  говорит,  тогда люди
считали, что у каждого должно быть  чувство ответственности. Кстати,  у меня
оно  есть. Это потому, что давно,  когда я  еще была  маленькой, мне вовремя
задали хорошую трепку. Я  сама делаю все  покупки по  хозяйству, сама убираю
дом.
     - Но больше всего,- сказала она,- я все-таки люблю наблюдать за людьми.
Иногда я  целый  день езжу  в  метро,  смотрю на  людей, прислушиваюсь  к их
разговорам. Мне хочется знать, кто они, чего хотят, куда едут. Иногда я даже
бываю в парках развлечений или катаюсь  в ракетных  автомобилях, когда они в
полночь мчатся по окраинам города. Полиция не обращает внимания, лишь бы они
были застрахованы. Есть у тебя в кармане страховая квитанция на десять тысяч
долларов,  ну, значит, все в порядке  и все  счастливы и  довольны. Иногда я
подслушиваю разговоры в метро. Или у фонтанчиков с  содовой  водой. И знаете
что?
     - Что?
     - Люди ни о чем не говорят.
     - Ну как это может быть!
     -  Да-да.  Ни о  чем.  Сыплют названиями  -  марки  автомобилей,  моды,
плавательные бассейны  и ко всему прибавляют: "Как шикарно!" Все они твердят
одно и то же. Как трещотки. А ведь в кафе включают ящики анекдотов и слушают
все те  же  старые остроты или включают музыкальную стену и смотрят, как  по
ней  бегут цветные  узоры, но ведь все  это  совершенно беспредметно, так  -
переливы  красок.  А  картинные   галереи?  Вы  когда-нибудь  заглядывали  в
картинные  галереи? Там тоже все беспредметно.  Теперь  другого не бывает. А
когда-то, так говорит дядя, все было иначе. Когда-то картины рассказывали  о
чем-то, даже показывали людей.
     -  Дядя  говорит  то,  дядя  говорит   это.  Ваш   дядя,  должно  быть,
замечательный человек.
     - Конечно, замечательней. Ну, мне пора. До свидания, мистер Монтэг.
     - До свидания.
     - До свидания...
     Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь дней. Пожарная станция.
     - Монтэг, вы прямо, как птичка, взлетаете по этому шесту.
     Третий день.
     - Монтэг,  я вижу,  вы сегодня пришли  с черного  хода.  Опять  вас пес
беспокоит?
     - Нет-нет. Четвертый день.
     - Монтэг,  послушайте, какой  случай!  Мне только сегодня рассказали. В
Сиэттле  один пожарник умышленно настроил пса на  свой химический комплекс и
выпустил его из конуры. Ничего себе - способ самоубийства!
     Пятый, шестой, седьмой день.
     А затем Кларисса исчезла. Сперва он даже не понял, чем  отличается этот
день от  другого, а  суть  была в том,  что нигде  не видно  было  Клариссы.
Лужайка была пуста, деревья пусты,  улицы пусты. И, прежде чем он сообразил,
чего ему не хватает, прежде чем он начал искать пропавшую, ему уже  стало не
по  себе,  подходя  к метро,  он был уже  во  власти смутной тревоги. Что-то
случилось, нарушился какой-то порядок, к которому он привык. Правда, порядок
этот был так прост и несложен и установился всего несколько дней тому назад,
а все-таки...
     Он чуть  не повернул обратно. Может  быть, пройти  еще раз весь путь от
дома до метро? Он был уверен, что если пройдет еще раз, Кларисса нагонит его
и  все  станет по-прежнему. Но было  уже поздно,  и подошедший поезд положил
конец его колебаниям.
     Шелест  карт, движение рук, вздрагивание  век, голос  говорящих  часов,
монотонно  возвещающих  с  потолка  дежурного  помещения  пожарной  станции:
"...час тридцать пять минут утра, четверг, ноября четвертого... час тридцать

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.