Случайный афоризм
Поэт - это та же женщина, только беременная стихом. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Монтэг не сразу отошел от люка, он хотел сперва немного успокоиться. За
его  спиной,  в  дальнем  углу,  у  стола, освещенного  лампой  под  зеленым
абажуром, четверо мужчин играли в карты. Они бегло взглянули на  Монтэга. но
никто  из  них не произнес ни слова. Только человек  в  шлеме брандмейстера,
украшенном   изображением   феникса,  державший  карты  в  сухощавой   руке,
заинтересовался наконец и спросил из своего угла:
     - Что случилось, Монтэг?
     - Он меня не любит,- сказал Монтэг.
     - Кто, пес?  -  Брандмейстер разглядывал карты  в руке.- Бросьте. Он не
может любить  или не любить. Он  просто "функционирует". Это как  задача  по
баллистике. Для него рассчитана траектория, и он следует по ней. Сам находит
цель,  сам  возвращается   обратно,   сам   выключается.  Медная  проволока,
аккумуляторы, электрическая энергия - вот и все, что в нем есть.
     Монтэг судорожно глотнул воздух.
     -  Его  обонятельную  систему  можно настроить  на любую  комбинацию  -
столько-то аминокислот, столько-то фосфора, столько-то жиров и щелочей. Так?
     - Ну, это всем известно.
     -  Химический состав  крови  каждого из  нас  и процентное  соотношение
зарегистрированы в общей картотеке там, внизу. Что стоит кому-нибудь взять и
настроить  "память"  механического  пса  на  тот  или  другой  состав  -  не
полностью, а частично, ну хотя  бы на аминокислоты? Этого  достаточно, чтобы
он сделал то, что сделал сейчас,- он реагировал на меня.
     - Чепуха! - сказал брандмейстер.
     -  Он  раздражен,  но не  разъярен окончательно.  Кто-то  настроил  его
"память" ровно настолько, чтобы он рычал, когда я прикасаюсь к нему.
     - Да кому пришло бы в голову это делать? - сказал  брандмейстер.- У вас
нет здесь врагов, Гай?
     - Насколько мне известно, нет.
     - Завтра механики проверят пса.
     - Это уже не первый раз он рычит на меня,- продолжал Монтэг.- В прошлом
месяце было дважды.
     - Завтра все проверим.  Бросьте  об  этом думать. Но  Монтэг  продолжал
стоять  у люка. Он вдруг вспомнил о вентиляционной решетке в передней своего
дома и о том, что было спрятано за ней. А что, если кто-нибудь узнал об этом
и "рассказал" псу?..
     Брандмейстер подошел к Монтэгу и вопросительно взглянул на него.
     - Я пытаюсь представить  себе,- сказал  Монтэг,-  о  чем думает пес  по
ночам в своей конуре? Что он, правда, оживает, когда бросается на  человека?
Это даже как-то страшно.
     - Он ничего не думает, кроме того, что мы в него вложили.
     - Очень  жаль,-  тихо  сказал Монтэг.- Потому что мы вкладываем  в него
только  одно  -  преследовать,  хватать, убивать. Какой позор, что мы ничему
другому не можем его научить!
     Брандмейстер Битти презрительно фыркнул.
     -  Экой вздор! Наш пес - это прекрасный образчик того что может создать
человеческий гений.  Усовершенствованное ружье,  которое само находит цель и
бьет без промаха.
     -  Вот  именно. И  мне,  понимаете ли,  не хочется стать его  очередной
жертвой,- сказал Монтэг.
     - Да почему вас это так беспокоит? У вас совесть не чиста, Монтэг?
     Монтэг быстро вскинул глаза на брандмейстера Битти. Тот стоял, не сводя
с него пристального взгляда, вдруг губы брандмейстера дрогнули, раздвинулись
в широкой улыбке, и он залился тихим, почти беззвучным смехом.
     Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь дней. И  каждый день,  выходя
из дому, он знал,  что Кларисса где-то здесь, рядом. Один раз он  видел, как
она трясла  ореховое дерево, в другой  раз  он видел ее сидящей на лужайке -
она вязала синий свитер,  три или четыре раза он находил  на  крыльце своего
дома  букетик  осенних  цветов,  горсть  каштанов в маленьком кулечке, пучок
осенних листьев, аккуратно приколотый  к  листу белой бумаги и прикрепленный
кнопкой к входной двери. И каждый вечер Кларисса провожала его до угла. Один

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.