Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1962 году скончался(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Зачем?
     - Если останется след - значит, я влюблена. Ну как? Что было делать? Он
взглянул на ее подбородок.
     - Ну? - спросила она.
     - Желтый стал.
     - Чудесно! А теперь проверим на вас.
     - У меня ничего не выйдет.
     -  Посмотрим.-  И, не  дав ему опомниться, она сунула одуванчик ему под
подбородок. Он невольно отшатнулся, а она рассмеялась.- Стойте смирно!
     Оглядев его подбородок, она нахмурилась.
     - Ну как? - спросил он.
     - Какая жалость! - воскликнула она.- Вы ни в кого не влюблены!
     - Нет, влюблен.
     - Но этого не видно.
     - Я  влюблен, очень влюблен.- Он попытался вызвать в памяти  чей-нибудь
образ, но безуспешно.- Я влюблен,- упрямо повторил он.
     - Не смотрите так! Пожалуйста, не надо!
     -  Это  ваш одуванчик  виноват,-  сказал он.-  Вся пыльца сошла  вам на
подбородок. А мне ничего не осталось.
     - Ну вот, я вас расстроила? Я вижу, что расстроила. Простите, я, право,
не хотела...- она легонько тронула его за локоть...
     - Нет-нет,- поспешно ответил он.- Я ничего.
     - Мне нужно идти. Скажите, что вы меня прощаете. Я не хочу, чтобы вы на
меня сердились.
     - Я не сержусь. Так, чуточку огорчился.
     - Я  иду к своему  психиатру.  Меня заставляют ходить  к нему.  Ну я  и
придумываю для  него всякую всячину. Не знаю,  что он обо мне  думает, но он
говорит, что я настоящая луковица. Приходится облупливать слой за слоем.
     - Я тоже склонен думать, что вам нужен психиатр,- сказал Монтэг.
     - Неправда. Вы этого не думаете. Он глубоко вздохнул, потом сказал:
     - Верно. Я этого не думаю.
     - Психиатр хочет знать,  почему я люблю  бродить по  лесу, смотреть  на
птиц, ловить бабочек. Я когда нибудь покажу вам свою коллекцию.
     - Хорошо. Покажите.
     -  Они то и дело спрашивают, чем это я все время  занята.  Я им говорю,
что иногда просто сижу и думаю. Но не говорю, о чем. Пусть поломают голову.
     А иногда я им говорю, что люблю, откинув назад голову, вот так,  ловить
на язык капли дождя. Они на вкус, как вино. Вы когда-нибудь пробовали?
     - Нет, я...
     - Вы меня простили? Да?
     -  Да.- Он на  минуту задумался.- Да, простил.  Сам  не знаю почему. Вы
какая-то особенная, на вас обижаешься и вместе с тем вас  легко простить. Вы
говорите, вам семнадцать лет?
     - Да, будет через месяц.
     - Странно. Очень  странно. Моей жене - тридцать, но иногда мне кажется,
что вы гораздо старше ее. Не понимаю, отчего у меня такое чувство.
     - Вы  тоже какой-то особенный, мистер Монтэг. Временами я даже забываю,
что вы пожарник. Можно опять рассердить вас?
     - Ладно, давайте.
     - Как это началось? Как вы попали туда? Как выбрали эту работу и почему
именно эту?  Вы не похожи на других  пожарных. Я видала некоторых -  я знаю.
Когда я  говорю, вы  смотрите на меня. Когда я  вчера заговорила о  луне, вы
взглянули на небо. Те, другие, никогда  бы  этого не сделали. Те просто ушли
бы и  не стали меня  слушать.  А  то и пригрозили бы мне. У людей теперь нет
времени  друг для друга. А  вы так  хорошо отнеслись ко мне.  Это  редкость.
Поэтому мне странно, что вы пожарник. Как-то не подходит к вам.
     Ему  показалось, что  он  раздвоился,  раскололся  пополам и  одна  его
половина  была горячей  как огонь,  а  другая  холодной  как  лед, одна была
нежной, другая  - жесткой, одна  - трепетной, другая - твердой как камень. И
каждая половина его раздвоившегося "я" старалась уничтожить другую.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.