Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Из пальцев Кристиана со свистом  вырвался  нож  и  вонзился  прямо  в
середину горла тайландца, вызвав у него задушенный крик.
     Выронив оружие, он поднес обе руки  к  горлу,  из  которого  вытекала
струя крови.
     Кристиан быстро поднял  пистолет  и  удостоверился  в  том,  что  тот
заряжен. Мало беспокоясь о том, что ему  могут  зайти  в  тыл,  он  ударил
пистолетом по черепу второго сторожа, чтобы обеспечить ему долгий отдых.
     Все было спокойно, все означало, что или  в  доме  больше  никого  не
было, или что они ничего  не  слышали.  На  всякий  случай  Кристиан  взял
автомат и  убедился,  что  тот  в  полном  порядке.  Потом  он  подошел  к
рубильнику и выключил свет.
     Если кто-нибудь вздумает появиться,  то  все  окажутся  в  одинаковых
условиях, в темноте.
     Сунув пистолет за пояс, Кристиан привел автомат в боевое положение  и
решил обойти помещение.  По  всей  вероятности,  этот  дом  был  старинной
постройки в викторианском колониальном стиле, построенный  или  британским
плантатором, или богатым негоциантом в конце  прошлого  века.  Он  казался
давно заброшенным.
     Во всяком случае, кроме двух сторожей, никого больше не было.
     Решив снова спуститься  в  подвал,  Кристиан  подумал,  что  было  бы
ошибкой оставлять позади себя две жертвы. Первый,  безусловно,  не  был  в
состоянии навредить ему, а второй будет не  скоро  в  состоянии  полностью
владеть своими движениями. Но, если  Филини  или  ее  сообщники  появятся,
когда он будет находиться внизу, вид обоих тел быстро  введет  их  в  курс
дела.
     Если, наоборот, они никого не  встретят,  то  их  первым  побуждением
будет позвать их и таким образом они обнаружат свое присутствие.
     Кристиан потащил одного за другим обоих тайландцев  и  спустил  их  с
лестницы.
     Потом ударом автомата он разбил лампочку, чтобы здесь не могли зажечь
свет и обнаружить на полу кровь.
     Уже прошло не менее четверти часа после того, как он вышел  из  своей
тюрьмы, и время не ждало.
     Подвалы не имели больше никакого выхода, кроме лестницы, и у него  не
было ни малейшего желания оказаться, как крыса в ловушке,  если  он  будет
медлить. Он стремительно сбежал по лестнице.
     Кристиан включил на нижнем этаже лампочку и  повернул  ключ  в  двери
замка, за которой он слышал стоны.
     Сперва ему показалось, что он ошибся, но потом он понял, что то,  что
он принял за кучку старого тряпья, было на самом деле  мужчина  маленького
роста и невероятной худобы, заткнутый в угол и старательно связанный.
     Чтобы лучше видеть, Кристиан включил свет внутри помещения.
     То, что он увидел, вызвало на его лице  гримасу  гнева.  Пленник  был
морщинистым стариком, живот и торс которого были сплошными отвратительными
ранами. Те, которые его мучили, не отличались сентиментальностью!
     Кристиан подошел к старому тайландцу.
     У него были закрыты глаза и казалось, что он не дышит. Зубы его  были
оскалены в застывшей гримасе.
     Между тем, он был еще жив. Кристиан убедился в этом, слегка нажав  на
его шею.
     Артерия слегка пульсировала. Он немедленно разрезал веревки,  но  тот
не выказал ни малейшей реакции.
     Кристиан поднял его, чтобы вынести  из  подвала.  Старик  практически
состоял из кожи и костей и весил не больше, чем ребенок.
     Поднимаясь с ним по лестнице, Кристиан подумал,  что  старику  срочно
необходимо оказать врачебную помощь, пока  он  не  погас,  как  свеча.  Он
должен был умереть после тех мучений, которые он  вынес.  Это  могло  быть
вопросом часов, а может быть, и минут.
     Помимо чисто человеческого побуждения, Кристиан надеялся, что  старик
мог бы рассказать целую кучу вещей. Для того, чтобы его так пытали, должна

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.