Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1962 году скончался(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

улицу и направился к входной двери жилого дома.
     Дверь действовала при помощи автоматической системы. Он проник в холл
и стал  ориентироваться  при  помощи  лампочки  на  авторучке,  не  рискуя
пользоваться электрическим фонариком из  боязни  разбудить  сторожа,  если
таковой там имеется.
     Кристиан быстро нашел дверь во двор.
     Он осторожно открыл ее, избегая малейшего скрипа; и  рискнул  бросить
взгляд наружу. В третьем этаже было осещено только  одно  окно  с  матовым
стеклом. Вероятно, это была ванная комната.
     На кончиках пальцев Кристиан прошел до двери, выходящей к задам лавки
Ванг Мина.
     Немного подумав, он решил  прежде  всего  заняться  лавчонкой,  а  не
квартирой на первом этаже.
     Даже если бы она была снабжена системой тревоги,  он  все  же  меньше
рисковал быть застигнутым на своей работе каким-нибудь запоздалым  жильцом
этого дома.
     Не теряя ни минуты, он пристулил к атаке  замков  при  помощи  набора
инструментов, которыми его снабдил Хардинг.
     Они оказались очень эффективными. Менее чем через две минуты Кристиан
уже открыл основной замок и приступил к следующему, который  оказался  еще
более доступным.
     Успокоившись относительно  того,  что  никакого  сигнала  тревоги  не
существовало, Кристиан мог спокойно открыть дверь и  проскользнуть  внутрь
помещения.
     Прикрыв за собой дверь, он задумался, стоит ли закрывать засовы. Если
бы ему пришлось быстро спасаться в случае катастрофы, они послужили бы ему
помехой, заставив потерять драгоценное время. Но, с другой  стороны,  если
кто-нибудь захотел бы проникнуть  в  помещение,  наличие  открытой  двери,
безусловно, разбудило бы его подозрительность.
     В конце концов, Кристиан решил запереть дверь.
     Предосторожности ради, он начал с того, что осмотрел  все  помещение.
За  исключением  магазина,  котороый   почти   исчерпывался   витриной   с
металлическими решетками  и  большими  ящиками,  в  этом  этаже  еще  было
небольшое помещение позади магазина, узкое и неправильной формы, в котором
размещалась лестница, ведущая на первый этаж.
     Кристиан бесшумно поднялся по ней.
     Дверь в квартиру не была заперта.  Он  вошел,  более  чем  когда-либо
держась начеку.
     Жилище китайца состояло из большой жилой комнаты,  выходившей  окнами
наружу  на  улицу,  и  двух  маленьких  комнат,  из  которых   одна   была
приспособлена под кабинет,  а  другая  под  кухню  со  всеми  необходимыми
предметами. Не было никаких следов Ванг Мина или кого бы то ни было.
     После того, как он убедился, что шторы на окнах не пропускают  света,
Кристиан предпринял методическое обследование  помещения  и  начал  его  с
кабинета.
     Кристиан находился в помещении Ванг Мина уже более одного часа.


     Он уже дважды при помощи своей лампы сигнализировал Хардингу, что все
идет хорошо, и, как было условлено, тот никак не подтвержал получение этих
сигналов, но  Кристиан  мог  зазличить  его  фигуру,  сидевшую  в  машине,
стоявшей немного дальше. на углу улицы.
     В сущности, Кристиан совсем не продвинулся в своих поисках. Если он и
сумел отыскать некоторые документы, то девять из десяти были на  китайском
языке, совершенно ему неизвестном. Только тот, который был знаком с языком
Конфуция, мог бы сказать, что они означали.
     Что касается тех, которые были на английском языке, то  они  состояли
из коммерчиских соглашений и актов и не представляли никакого интереса.
     Другими словами, результат операции сводился ни к чему, был сполошной
неудачей.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.