Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Аркадий и Борис Стругацкие. Страна багровых туч

 * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ  СЕДЬМОЙ ПОЛИГОН * 


СЕРЬЕЗНЫЙ РАЗГОВОР

     Секретарь поднял на Быкова единственный глаз:
     - Из Средней Азии?
     - Да.
     - Документы...
     Он требовательно протянул через  стол темную, похожую на  клешню руку
с непомерно длинным указательным  пальцем; трех пальцев и  половины ладони
у секретаря не было. Быков  вложил в эту руку командировочное  предписание
и удостоверение. Неторопливо развернув предписание, секретарь прочел:
     "Инженер-механик  гобийской  советско-китайской  экспедиционной  базы
Быков   Алексей   Петрович   направляется   Министерством   геологии   для
переговоров  о  дальнейшем  прохождении  службы.  Основание - запрос ГКМПС
от..."
     Затем  он  мельком  проглядел  удостоверение,  вернул его и указал на
дверь, обитую черной клеенкой:
     - Пройдите. Товарищ Краюхин вас ждет.
     Быков спросил:
     - Предписание останется у вас?
     - Предписание останется у меня.
     В креслах  вдоль стен  приемной сидело  несколько человек, ожидающих,
по-видимому, своей очереди или вызова. Никто из них не обратил на  Алексея
Петровича никакого  внимания. Это  показалось ему  странным -  о нравах  в
приемных столичных учереждений  он слыхал совсем  другое. Но и  одноглазый
секретарь, и покладистые посетители  мгновенно вылетели у него  из головы,
когда он перешагнул через порог кабинета.
     В  просторном  и  сумрачном  кабинете  окна  были закрыты бамбуковыми
шторами.  Тускло  отсвечивали  голые  пластмассовые  стены. Пол был покрыт
мягким красным ковром.  Быков огляделся, ища  глазами хозяина кабинета,  и
возле  широкого  и  пустынного  письменного  стола увидел две лысины. Одна
лысина,  бледная,  даже  какая-то  сероватая,  неподвижно  возвышалась над
спинкой  кресла  для  посетителей.  Другая, светло-шафрановая, наклонилась
над папками по другую сторону стола и раскачивалась, словно ее  обладатель
недоверчиво  обнюхивал  лежащие  перед  ним  кальки  и  голубые светокопии
чертежей.
     Затем  Быков  увидел  третью  лысину:  она  принадлежала   безобразно
толстой  фигуре  в  сером  комбинезоне,  развалившейся  на ковре, неуклюже
уткнувшись серой  плешивой головой  в угол  между стеной  и сейфом. От шеи
под стол тянулась круглая веревка...
     В конце концов,  у каждого начальника  свои привычки, но  не зашел ли
этот слишком далеко?
     Быков  неловко  переступил  с  ноги  на ногу, снова подергал "молнию"
куртки  и  тревожно  оглянулся  на  дверь.  В  этот  миг шафрановая лысина
исчезла. Послышалось сопение, и глухой, простуженный голос  удовлетворенно
произнес:  "Великолепно  держит!  Великолепно!"  И  над  столом   медленно
выросла громоздкая сутулая фигура в рабочем нейлоновом комбинезоне.
     Человек  этот  был  огромного  роста,  чрезвычайно  широк в плечах и,
вероятно, очень тяжел. Лицо  его, обтянутое бурой изрытой  кожей, казалось
маской, тонкогубый  рот сжат  в прямую  линию, а  из-под мощного выпуклого
лба холодно и внимательно уставились на Быкова круглые, без ресниц глаза.
     - Что вам? - сипло осведомился он.
     -  Мне  нужно  видеть  товарища  Краюхина,  -  сказал Быков, опасливо
покосившись на лысую фигуру, распростертую на ковре.
     - Я Краюхин. - Человек с круглыми глазами тоже покосился на фигуру  и
снова уставился на Быкова.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.