Случайный афоризм
Подлинно великие писатели - те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1877 году родился(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Стаей один на один.
     - Почему мы должны подчиняться  закону, если нас все равно  изгнали
из Стаи? - растерянно  спросил Флетчер. - А  если завяжется бой, от  нас
будет гораздо больше пользы там, чем здесь.
     Так они прилетели в  то утро с запада  - восемь чаек строю  двойным
ромбом, почти касаясь  крыльями друг друга.  Они пересекли Берег  Совета
Стаи  со  скоростью  сто  тридцать  пять  миль  в час: Джонатан впереди,
Флетчер плавно  скользил у  его правого  крыла, а  Генри Кэлвин  отважно
боролся с ветром у левого. Потом, сохраняя строй, они все  вместе плавно
накренились  вправо...  выровнялись...  перевернулись  вверх   лапами...
выровнялись, а ветер безжалостно хлестал всех восьмерых.
     Обыденные громкие ссоры и  споры на берегу внезапно  стихли, восемь
тысяч глаз  уставились, не  мигая, на  отряд Джонатана,  как будто чайки
увидели гигантский нож, занесенный над их головами. Восемь птиц одна  за
другой  взмыли  вверх,  сделали  мертвую  петлю  и,  сбавив  скорость до
предела, не  качнувшись, опустились  на песок.  Затем Джонатан  как ни в
чем ни бывало приступил к разбору ошибок.
     - Начнем с того, - сказал он  с усмешкой, - что вы все заняли  свое
место в строю с некоторым опозданием...
     Одна  и  та  же  мысль  молнией  облетела  Стаю.  Все  эти  птицы -
Изгнанники! И они  - вернулись! Но  это... этого не  может быть! Флетчер
напрасно опасался драки - Стая оцепенела.
     -  Подумаешь,   Изгнанники,  конечно,   Изгнанники,  ну   и   пусть
Изгнанники!  -  сказал  кто-то  из  молодых.  -  Интересно,  где это они
научились так летать?
     Прошел  почти  час,  прежде  чем  все  члены  Стаи узнали о Приказе
Старейшего: Не обращать  на  них внимания. Чайка,  которая  заговорит  с
Изгнанником,  сама  станет  Изгнанником.   Чайка,  которая  посмотрит на
Изгнанника, нарушит Закон Стаи.
     С  этой  минуты  Джонатан  видел  только  серые  спины чаек, но он,
казалось,  не  обращал  внимания  на  то,  что  происходит.  Он проводил
занятия над Берегом Совета и  впервые старался выжать из своих  учеников
все, на что они были способны.
     -  Мартин!  -  разносился  по  небу  его  голос. - Ты говоришь, что
умеешь летать на малой скорости.  Говорить мало, это надо еще  доказать.
ЛЕТИ!
     Незаметный маленький Мартин Уильям так боялся вызывать гнев  своего
наставника, что,  к собственному  удивлению, научился  делать чудеса  на
малой скорости.
     Он  располагал  перья  таким  образом,  что  при  малейшем  ветерке
поднимался до облаков и опускался на землю без единого взмаха крыльев.
     А Чарльз-Роланд поднялся на Великую Гору Ветров на высоту  двадцать
четыре тысячи  футов и  спустился, посиневший  от холодного разреженного
воздуха, удивленный, счастливый и  полный решимости завтра же  подняться
еще выше.
     Флетчер, который больше  всех увлекался фигурами  высшего пилотажа,
одолел  шестнадцативитковую   вертикальную  замедленную   бочку,  а   на
следующий день  превзошел самого  себя: сделал  тройной переворот  через
крыло, и  ослепительные солнечные  зайчики разбежались  по всему берегу,
откуда за ним украдкой наблюдала не одна пара глаз.
     Джонатан ни на  минуту не разлучался  со своими учениками,  каждому
из них он успевал что-то  показать, подсказать, каждого - подстегнуть  и
направить. Он летал вместе с ними  ночью, и при облачном небе, и  в бурю
- летал из  любви к полетам,  а чайки на  берегу тоскливо жались  друг к
другу.
     Когда  тренировки  кончались,  ученики  отдыхали  на  песке,  и  со
временем  они  научились  слушать  Джонатана  более  внимательно. Он был
одержим  какими-то  безумными  идеями,  которых  они  не  понимали,   но
некоторые его мысли были им вполне доступны.
     Ночами позади кружка  учеников постепенно начал  образовываться еще

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.