Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1877 году родился(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

упражнение  -  шестнадцативитковую  вертикальную  замедленную  бочку - и
считает витки вслух:
     -  ...восемь...  девять...  десять...  ой,  Джонатан,  я  выхожу за
пределы  скорости...  одиннадцать...  я  хочу  останавливаться  так   же
красиво и точно, как и ты... двенадцать... черт побери, я никак не  могу
сделать...  тринадцать...  эти  последние  три витка... без... четырн...
а-а-а-а!
     Очередная  неудача  -  Флетчер  "сел  на  хвост" - вызвала особенно
бурный  взрыв  гнева  и  ярости.  Флетчер  опрокинулся  на  спину, и его
безжалостно  закрутило  и  завертело  в  обратном  штопоре,  а когда он,
наконец, выровнялся, жадно хватая  ртом воздух, оказалось, что  он летит
на сто футов ниже своего наставника.
     - Джонатан,  ты попусту  тратишь время!  Я тупица!  Я болван! Я зря
стараюсь, у меня все равно ничего не получится!
     Джонатан взглянул вниз и кивнул.
     - Конечно, не получится, пока ты будешь останавливаться так  резко.
В самом начале ты  потерял сорок миль в  час! Нужно делать то  же самое,
только плавно! Уверенно, но плавно, понимаешь, Флетчер?
     Джонатан снизился и подлетел к молодой чайке.
     -  Попробуем  еще  раз  вместе,  крыло  к крылу. Обрати внимание на
остановку. Останавливайся плавно, начинай фигуру без рывков.



     К концу третьего месяца у Джонатана появились еще шесть учеников  -
все шестеро  Изгнанники, увлеченные  новой странной  идеей: летать  ради
радостей полета.
     Но даже им легче было  выполнить самую сложную фигуру, чем  понять,
в чем заключается сокровенный смысл их упражнений.
     - На самом деле каждый  из нас воплощает собой идею  Великой Чайки,
всеобъемлющую  идею  свободы,  -  говорил  Джонатан  по вечерам, стоя на
берегу, - и безошибочность полета  - это еще один шаг,  приближающий нас
к выражению  нашей подлинной  сущности. Для  нас не  должно существовать
никаких преград. Вот почему  мы стремимся овладеть высокими  скоростями,
и малыми скоростями, и фигурами высшего пилотажа...
     ...А  его  ученики,  измученные  дневными  полетами,  засыпали.  Им
нравились практические  занятия, потому  что скорость  пьянила и  потому
что тренировки  помогали утолять  жажду знания,  которая становилась все
сильнее после каждого занятия. Но ни  один из них - даже Флетчер  Линд -
не  мог  себе  представить,  что  полет  идей - такая же реальность, как
ветер, как полет птицы.
     -  Все  ваше  тело  от  кончика  одного крыла до кончика другого, -
снова и  снова повторял  Джонатан, -  это не  что иное,  как ваша мысль,
выраженная в форме, доступной вашему зрению. Разбейте цепи,  сковывающие
вашу мысль, и вы разобьете цепи, сковывающие ваше тело...
     Но какие бы примеры он ни приводил, ученики воспринимали его  слова
как занятную выдумку, а им больше всего хотелось спать.
     Хотя  прошел  всего  только  месяц,  Джонатан  сказал,  что им пора
вернуться в Стаю.
     - Мы еще не готовы! - воскликнул Генри Кэлвин. - Они не желают  нас
видеть! Мы Изгнанники! Разве можно навязывать свое присутствие тем,  кто
не желает тебя видеть?
     - Мы вправе лететь, куда  хотим, и быть такими, какими  мы созданы,
- ответил ему  Джонатан; он поднялся  в воздух и  повернул на восток,  к
родным берегам, где жила Стая.
     Несколько  минут  ученики  в  растерянности  не  знали, что делать,
потому что закон  Стаи гласил: "Изгнанники  никогда не возвращаются",  и
за десять тысяч лет  этот закон ни разу  не был нарушен. Закон  говорил:
оставайтесь; Джонатан говорил: полетим; и он уже летел над морем в  миле
от них.  Если они  задержатся еще  немного, он  встретится с  враждебной

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.