Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Как терка? - повторил Роман, странно усмехаясь.
     - Как старая терка,  - пояснил  Корнеев.  -  Ржавая.  Как  сеть.
Крупноячеистая.
     Тогда Роман,  продолжая  странно  улыбаться,  вытащил из нагрудного
кармана записную книжку и перелистал страницы.
     - Итак,  -  сказал он,  - крупноячеистая и ржавая.  Посмотрим...
Девятнадцать ноль пять семьдесят три, - прочитал он.
     Магистры рванулись к попугаю и с сухим треском столкнулись лбами.
     - Девятнадцать  ноль  пять  семьдесят  три,  -  упавшим   голосом
прочитал на кольце Корнеев.
     Это было   очень   эффектно.   Стелла   немедленно   завизжала   от
удовольствия.
     - Подумаешь, - сказал Дрозд, не отрываясь от заголовка. - У меня
однажды  совпал  номер  на  лотерейном  билете,  и я побежал в сберкассу
получать автомобиль. А потом оказалось...
     - Почему это ты записал номер?  - сказал Корнеев, прищурившись на
Романа. - Это у тебя привычка? Ты все номера записываешь? Может быть, у
тебя и номер твоих часиков записан?
     - Блестяще!  - сказал Почкин.  - Витька,  ты молодец. Ты попал в
самую точку. Роман, какой позор! Зачем ты отравил попугая? Как жестоко!
     - Идиоты! - сказал Роман. - Что я вам - Выбегалло?
     Корнеев подскочил к нему и осмотрел его уши.
     - Иди к дьяволу!  - сказал Роман. - Саша, ты только полюбуйся на
них!
     - Ребята, - сказал я укоризненно, - да кто же так шутит? За кого
вы нас принимаете?
     - А что остается делать?  - сказал Корнеев.  - Кто-то врет. Либо
вы,  либо  законы  природы.  Я  верю  в  законы  природы.  Все остальное
меняется.
     Впрочем, он быстро скис,  сел в сторонке и стал думать.  Саня Дрозд
спокойно  рисовал  заголовок.  Стелла  глядела  на   всех   по   очереди
испуганными  глазами.  Володя  Почкин быстро писал и зачеркивал какие-то
формулы. Первым заговорил Эдик.
     - Если даже никакие законы не нарушаются,  - рассудительно сказал
он,  - все  равно  остается  странным  неожиданное  появление  большого
количества попугаев в одной и той же комнате и подозрительная смертность
среди них. Но я не очень удивлен, потому что не забываю, что имею дело с
Янусом Полуэктовичем.  Вам не кажется,  что Янус Полуэктович сам по себе
прелюбопытнейшая личность?
     - Кажется, - сказал я.
     - И мне тоже кажется,  - сказал  Эдик.  -  Чем  он,  собственно,
занимается, Роман?
     - Смотря какой Янус.  У-Янус  занимается  связью  с  параллельными
пространствами.
     - Гм, - сказал Эдик. - Это нам вряд ли поможет.
     - К сожалению, - сказал Роман. - Я вот тоже все время думаю, как
связать попугаев с Янусом, - и ничего не могу придумать.
     - Но ведь он странный человек? - сказал Эдик.
     - Да, несомненно. Начать с того, что их двое и он один. Мы к этому
так привыкли, что не думаем об этом...
     - Вот об этом я и хотел сказать.  Мы редко  говорим  о  Янусе,  мы
слишком уважаем его.  А ведь наверняка каждый из нас замечал за ним хоть
одну какую-нибудь странность.
     - Странность  номер  один,  -  сказал  я.  -  Любовь к умирающим
попугаям.
     - Пусть так, - сказал Эдик. - Еще?
     - Сплетники,  - сказал Дрозд с достоинством.  -  Вот  я  у  него
однажды просил в долг.
     - Да? - сказал Эдик.
     - И он мне дал, - сказал Дрозд. - А я забыл, сколько он мне дал.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.