Случайный афоризм
В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     На черной  поджатой  лапке  было  колечко  из белого металла,  и на
колечке было выгравировано:  "Фотон" -  и  стояли  цифры:  "190573".  Я
растерянно поглядел на Романа.  Наверное, у нас с ним был необычный вид,
потому что Витька Корнеев сказал:
     - А ну, рассказывайте, что вам известно.
     - Расскажем? - спросил Роман.
     - Бред   какой-то,   -   сказал   я.  -  Фокусы,  наверное.  Это
какие-нибудь дубли.
     Роман снова внимательно осмотрел трупик.
     - Да нет,  - сказал он. - В том-то все и дело. Это не дубль. Это
самый что ни на есть оригинальный оригинал.
     - Дай посмотреть, - сказал Корнеев.
     Втроем с  Володей  Почкиным  и  Эдиком  они  тщательнейшим  образом
исследовали попугая и единогласно объявили,  что это не дубль и что  они
не понимают,  почему это нас так трогает.  "Возьмем,  скажем,  меня,  --
предложил Корнеев. - Я вот тоже не дубль. Почему это вас не поражает?"
     Тогда Роман оглядел сгорающую от любопытства Стеллу, открывшего рот
Володю Почкина, издевательски улыбающегося Витьку и рассказал им про все
--  про  то,  как позавчера он нашел в электрической печи зеленое перо и
бросил его в корзину для мусора;  и про то,  как этого пера в корзине не
оказалось,  но  зато  на  столе  (на этом самом столе) объявился мертвый
попугай,  точная копия вот этого,  и тоже не дубль;  и про то,  что Янус
попугая  узнал,  пожалел и сжег в упомянутой выше электрической печи,  а
пепел зачем-то выбросил в форточку.
     Некоторое время  никто ничего не говорил.  Дрозд,  рассказом Романа
заинтересовавшийся слабо,  пожимал плечами.  На лице его было  явственно
видно,  что  он  не понимает,  из-за чего горит сыр-бор,  и что,  по его
мнению,  в этом учреждении случаются штучки и похлеще.  Стеллочка тоже
казалась разочарованной.  Но тройка магистров поняла все очень хорошо, и
на лицах их читался протест. Корнеев решительно сказал:
     - Врете. Причем неумело.
     - Это все-таки не тот попугай,  - сказал вежливый  Эдик.  -  Вы,
наверное, ошиблись.
     - Да тот, - сказал я. - Зеленый, с колечком.
     - Фотон? - спросил Володя Почкин прокурорским голосом.
     - Фотон. Янус его Фотончиком называл.
     - А цифры? - спросил Володя.
     - И цифры.
     - Цифры те же? - спросил Корнеев грозно.
     - По-моему,  те же,  - ответил  я  нерешительно,  оглядываясь  на
Романа.
     - А точнее?  -  потребовал  Корнеев.  Он  прикрыл  красной  лапой
попугая. - Повтори, какие тут цифры?
     - Девятнадцать...  -  сказал  я.  -  Э-э...ноль  два,  что   ли?
Шестьдесят три.
     Корнеев заглянул под ладонь.
     - Врешь, - сказал он. - Ты? - обратился он к Роману.
     - Не помню,  - сказал Роман спокойно.  - Кажется, не ноль три, а
ноль пять.
     - Нет,  - сказал я.  - Все-таки ноль шесть.  Я помню,  там такая
закорючка была.
     - Закорючка,  - сказал Почкин  презрительно.  -  Ше  Холмсы!  Нэ
Пинкертоны! Закон причинности им надоел...
     Корнеев засунул руки в карманы.
     - Это  другое дело,  - сказал он.  - Я даже не настаиваю на том,
что вы врете.  Просто вы перепутали.  Попугаи все зеленые, многие из них
окольцованы, эта пара была из серии "Фотон". А память у вас дырявая. Как
у всех стихоплетов и редакторов плохих стенгазет.
     - Дырявая? - осведомился Роман.
     - Как терка.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.