Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     На черной  поджатой  лапке  было  колечко  из белого металла,  и на
колечке было выгравировано:  "Фотон" -  и  стояли  цифры:  "190573".  Я
растерянно поглядел на Романа.  Наверное, у нас с ним был необычный вид,
потому что Витька Корнеев сказал:
     - А ну, рассказывайте, что вам известно.
     - Расскажем? - спросил Роман.
     - Бред   какой-то,   -   сказал   я.  -  Фокусы,  наверное.  Это
какие-нибудь дубли.
     Роман снова внимательно осмотрел трупик.
     - Да нет,  - сказал он. - В том-то все и дело. Это не дубль. Это
самый что ни на есть оригинальный оригинал.
     - Дай посмотреть, - сказал Корнеев.
     Втроем с  Володей  Почкиным  и  Эдиком  они  тщательнейшим  образом
исследовали попугая и единогласно объявили,  что это не дубль и что  они
не понимают,  почему это нас так трогает.  "Возьмем,  скажем,  меня,  --
предложил Корнеев. - Я вот тоже не дубль. Почему это вас не поражает?"
     Тогда Роман оглядел сгорающую от любопытства Стеллу, открывшего рот
Володю Почкина, издевательски улыбающегося Витьку и рассказал им про все
--  про  то,  как позавчера он нашел в электрической печи зеленое перо и
бросил его в корзину для мусора;  и про то,  как этого пера в корзине не
оказалось,  но  зато  на  столе  (на этом самом столе) объявился мертвый
попугай,  точная копия вот этого,  и тоже не дубль;  и про то,  что Янус
попугая  узнал,  пожалел и сжег в упомянутой выше электрической печи,  а
пепел зачем-то выбросил в форточку.
     Некоторое время  никто ничего не говорил.  Дрозд,  рассказом Романа
заинтересовавшийся слабо,  пожимал плечами.  На лице его было  явственно
видно,  что  он  не понимает,  из-за чего горит сыр-бор,  и что,  по его
мнению,  в этом учреждении случаются штучки и похлеще.  Стеллочка тоже
казалась разочарованной.  Но тройка магистров поняла все очень хорошо, и
на лицах их читался протест. Корнеев решительно сказал:
     - Врете. Причем неумело.
     - Это все-таки не тот попугай,  - сказал вежливый  Эдик.  -  Вы,
наверное, ошиблись.
     - Да тот, - сказал я. - Зеленый, с колечком.
     - Фотон? - спросил Володя Почкин прокурорским голосом.
     - Фотон. Янус его Фотончиком называл.
     - А цифры? - спросил Володя.
     - И цифры.
     - Цифры те же? - спросил Корнеев грозно.
     - По-моему,  те же,  - ответил  я  нерешительно,  оглядываясь  на
Романа.
     - А точнее?  -  потребовал  Корнеев.  Он  прикрыл  красной  лапой
попугая. - Повтори, какие тут цифры?
     - Девятнадцать...  -  сказал  я.  -  Э-э...ноль  два,  что   ли?
Шестьдесят три.
     Корнеев заглянул под ладонь.
     - Врешь, - сказал он. - Ты? - обратился он к Роману.
     - Не помню,  - сказал Роман спокойно.  - Кажется, не ноль три, а
ноль пять.
     - Нет,  - сказал я.  - Все-таки ноль шесть.  Я помню,  там такая
закорючка была.
     - Закорючка,  - сказал Почкин  презрительно.  -  Ше  Холмсы!  Нэ
Пинкертоны! Закон причинности им надоел...
     Корнеев засунул руки в карманы.
     - Это  другое дело,  - сказал он.  - Я даже не настаиваю на том,
что вы врете.  Просто вы перепутали.  Попугаи все зеленые, многие из них
окольцованы, эта пара была из серии "Фотон". А память у вас дырявая. Как
у всех стихоплетов и редакторов плохих стенгазет.
     - Дырявая? - осведомился Роман.
     - Как терка.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.