Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Вот и займись.
     - Позорят славный институт,  - сказала Стелла,  - такие пьяницы,
как Брут.
     - Это хорошо,  - сказал я.  - Это мы дадим в конец.  Запиши. Это
будет мораль, свежая и оригинальная.
     - Чего же в ней оригинального? - спросил простодушный Дрозд.
     Я не стал с ним разговаривать.
     - Теперь надо описать,  - сказал я,  - как он хулиганил. Скажем,
так. Напился пьян, как павиан, за словом не полез в карман, был человек,
стал хулиган.
     - Ужасно, - сказала Стелла с отвращением.
     Я подпер голову  руками  и  стал  смотреть  на  карикатуру.  Дрозд,
оттопырив  зад,  водил кисточкой по ватману.  Ноги его в предельно узких
джинсах были выгнуты дугой. Меня осенило.
     - Коленками назад! - сказал я. - Песенка!
     - "Сидел кузнечик маленький коленками назад", - сказала Стелла.
     - Точно,  - сказал Дрозд,  не оборачиваясь.  - И я ее знаю. "Все
гости расползалися коленками назад", - пропел он.
     - Подожди,  подожди,  -  сказал я.  Я чувствовал вдохновение.  --
Дерется и бранится он,  и  вот  вам  результат:  влекут  его  в  милицию
коленками назад.
     - Это ничего, - сказала Стелла.
     - Понимаешь?  -  сказал я.  - Еще пару строф,  и чтобы везде был
рефрен  "коленками  назад".  Упился  сверх   кондиции...   Погнался   за
девицею... Что-нибудь вроде этого.
     - Отчаянно напился он, - сказала Стелла. - Сам черт ему не брат.
В чужую дверь вломился он коленками назад.
     - Блеск! - сказал я. - Записывай. А он вламывался?
     - Вламывался, вламывался.
     - Отлично! - сказал я. - Ну, еще одну строфу.
     - Погнался   за   девицею   коленками  назад,  -  сказала  Стелла
задумчиво. - Первую строчку нужно...
     - Амуниция, - сказал я. - Полиция. Амбиция. Юстиция.
     - Ютится он,  - сказала Стелла.  - Стремится он. Не бриться и не
мыться...
     - Он,  - добавил Дрозд.  -  Это  верно.  Это  у  вас  получилась
художественная правда. Сроду он не брился и не мылся.
     - Может,  вторую  строчку  придумаем?  -  предложила  Стелла.  --
Назад-аппарат-автомат...
     - Гад, - сказал я. - Рад.
     - Мат, - сказал Дрозд. - Шах, мол, и мат.
Мы опять долго молчали,  бессмысленно  глядя  друг  на  друга  и  шевеля
губами.  Дрозд  постукивал  кисточкой о края чашки с водой.
     - Играет и резвится он, - сказал я наконец, - ругаясь как пират.
Погнался за девицею коленками назад.
     - Пират - как-то... - сказала Стелла.
     - Тогда: сам черт ему не брат.
     - Это уже было.
     - Где?.. Ах да, действительно было.
     - Как тигра полосат, - предложил Дрозд.
     Тут послышалось   легкое   царапанье,  и  мы  обернулись.  Дверь  в
лабораторию Януса Полуэктовича медленно отворялась.
     - Смотри-ка! - изумленно воскликнул Дрозд, застывая с кисточкой в
руке.
     В щель  вполз маленький зеленый попугай с ярким красным хохолком на
макушке.
     - Попугайчик! - воскликнул Дрозд. - Попугай! Цып-цып-цып-цып...
     Он стал делать пальцами движения,  как будто крошил  хлеб  на  пол.
Попугай глядел на нас одним глазом. Затем он разинул горбатый, как нос у
Романа, черный клюв и хрипло выкрикнул:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.