Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     С его приходом дела инженеров живо пошли на лад.  Движения их стали
осмысленны,  злобные остроты прекратились.  Я достал папку с  очередными
делами и принялся было за работу,  но тут пришла Стеллочка,  очень милая
курносая и сероглазая ведьмочка,  практикантка Выбегаллы, и позвала меня
делать очередную стенгазету.
     Мы со Стеллой  состояли  в  редколлегии,  где  писали  сатирические
стихи,  басни  и  подписи под рисунками.  Кроме того,  я искусно рисовал
почтовый ящик для заметок,  к которому со всех сторон слетаются письма с
крылышками. Вообще-то художником газеты был мой тезка Александр Иванович
Дрозд,  киномеханик, каким-то образом пробравшийся в институт. Но он был
специалистом   по   заголовкам.  Главным  редактором  газеты  был  Роман
Ойра-Ойра, а его помощником - Володя Почкин.
     - Саша,  -  сказала  Стеллочка,  глядя  на  меня  честными серыми
глазами. - Пойдем.
     - Куда? - сказал я. Я знал куда.
     - Газету делать.
     - Зачем?
     - Роман очень просит,  потому что Кербер лается. Говорит, осталось
два дня, а ничего не готово.
     Кербер Псоевич  Демин,  товарищ  завкадрами,  был  куратором  нашей
газеты, главным подгонялой и цензором.
     - Слушай, - сказал я, - давай завтра, а?
     - Завтра  я не смогу,  - сказала Стеллочка.  - Завтра я улетаю в
Сухуми.  Павианов  записывать.  Выбегалло  говорит,  что   надо   вожака
записать, как самого ответственного... Сам он к вожаку подходить боится,
потому что вожак ревнует. Пойдем, Саша, а?
     Я вздохнул,  сложил  дела и пошел за Стеллочкой,  потому что один я
стихи сочинять не могу.  Мне нужна Стеллочка.  Она  всегда  дает  первую
строку и основную идею, а в поэзии это, по-моему, самое главное.
     - Где будем делать? - спросил я по дороге. - В месткоме?
     - В  месткоме занято,  там прорабатывают Альфреда.  За чай.  А нас
пустил к себе Роман.
     - А о чем писать надо? Опять про баню?
     - Про баню тоже есть.  Про баню,  про Лысую гору.  Хому Брута надо
заклеймить.
     - Хома наш Брут - ужасный плут, - сказал я.
     - И ты, Брут, - сказала Стелла.
     - Это идея, - сказал я. - Это надо развить.
     В лаборатории  Романа  на  столе  была разложена газета - огромный
девственно чистый лист ватмана.  Рядом с нею  среди  баночек  с  гуашью,
пульверизаторов  и заметок лежал живописец и киномеханик Александр Дрозд
с сигаретой на губе.  Рубашечка у него,  как всегда, была расстегнута, и
виднелся выпуклый волосатый животик.
     - Здорово, - сказал я.
     - Привет, - сказал Саня.
     Гремела музыка - Саня крутил портативный приемник.
     - Ну что тут у вас? - сказал я, сгребая заметки.
     Заметок было немного.  Была передовая "Навстречу  празднику".  Была
заметка  Кербера  Псоевича "Результаты обследования состояния выполнения
распоряжения дирекции о трудовой дисциплине за период конец  первого  --
начало второго квартала".  Была статья профессора Выбегаллы "Наш долг --
это долг перед подшефными  городскими  и  районными  хозяйствами".  Была
статья  Володи  Почкина  "О  всесоюзном совещании по электронной магии".
Была заметка какого-то домового "Когда же продуют паровое  отопление  на
четвертом этаже".  Была статья председателя столового комитета "Ни рыбы,
ни мяса" - шесть машинописных страниц через один  интервал.  Начиналась
она словами:  "Фосфор нужен человеку как воздух". Была заметка Романа о
работах отдела Недоступных Проблем.  Для рубрики  "Наши  ветераны"  была
статья  Кристобаля  Хунты  "От  Севильи до Гренады.  1547 г.".  Было еще
несколько  маленьких  заметок,  в  которых   критиковалось:   отсутствие

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.