Случайный афоризм
Писатель оригинален, или он не писатель вовсе. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

крайне редко. А попугай, которого только что сожгли, был зеленым.
     - Что за ерунда, - сказал я. - Ты же нашел перо вчера.
     - В том-то и дело,  -  сказал  Роман,  собирая  мусор  обратно  в
корзинку.


Глава третья

                              Стихи ненатуральны, никто не говорит
                              стихами, кроме бидля, когда он приходит
                              со  святочным  подарком, или объявления
                              о ваксе, или какого-нибудь там простачка.
                              Никогда не опускайтесь до поэзии, мой
                              мальчик.

                                                      Ч. Диккенс

     "Алдан"  чинили  всю ночь. Когда я следующим утром явился в электронный
зал, невыспавшиеся злые инженеры  сидели  на  полу  и  неостроумно  поносили
Кристобаля Хозевича. Они называли его скифом, варваром и гунном, дорвавшимся
до кибернетики. Отчаяние их было так велико, что некоторое  время  они  даже
прислушивались  к  моим  советам и пытались им следовать. Но потом пришел их
главный - Саваоф Баалович Один, - и меня сразу  отодвинули  от  машины.  Я
отошел  в  сторонку,  сел за свой стол и стал наблюдать, как Саваоф Баалович
вникает в суть разрушений.
     Был он очень стар,  но крепок  и  жилист,  загорелый,  с  блестящей
лысиной,  с  гладко  выбритыми  щеками,  в  ослепительно белом чесучовом
костюме.  К этому человеку все относились  с  большим  пиететом.  Я  сам
однажды  видел,  как  он  выговаривал  за  что-то Модесту Матвеевичу,  а
грозный Модест  стоял,  льстиво  склонясь  перед  ним,  и  приговаривал:
"Слушаюсь...  Виноват.  Больше  не  повторится..."  От Саваофа Бааловича
исходила чудовищная энергия.  Было замечено,  что в его присутствии часы
начинают спешить и распрямляются треки элементарных частиц, искривленные
магнитным полем.  И в то же время он не был  магом.  Во  всяком  случае,
практикующим  магом.  Он  не  ходил  сквозь  стены,  никогда никого не
трансгрессировал и  никогда  не  создавал  своих  дублей,  хотя  работал
необычайно много.  Он был главой отдела Технического Обслуживания,  знал
до  тонкостей   всю   технику   института   и   числился   консультантом
Китежградского  завода  маготехники.  Кроме  того,  он  занимался самыми
неожиданными и далекими от его профессии делами.
     Историю Саваофа   Бааловича   я   узнал   сравнительно  недавно.  В
незапамятные  времена  С.  Б.  Один  был  ведущим  магом  земного  шара.
Кристобаль Хунта и Жиан Жиакомо были учениками его учеников.  Его именем
заклинали нечисть.  Его  именем  опечатывали  сосуды  с  джиннами.  Царь
Соломон  писал ему восторженные письма и возводил в его честь храмы.  Он
казался всемогущим.  И вот  где-то  в  середине  шестнадцатого  века  он
воистину      стал     всемогущим.     Проведя     численное     решение
интегро-дифференциального уравнения  Высшего  Совершенства,  выведенного
каким-то  титаном  еще  до  ледникового  периода,  он  обрел возможность
творить любое чудо.  Каждый из магов имеет  свой  предел.  Некоторые  не
способны  вывести  растительность  на  ушах.  Другие  владеют обобщенным
законом  Ломоносова-Лавуазье,  но  бессильны  перед   вторым   принципом
термодинамики.   Третьи   -   их   совсем  немного  -  могут,  скажем,
останавливать время,  но только в римановом  пространстве  и  ненадолго.
Саваоф Баалович был всемогущ. Он мог все. И он ничего не мог. Потому что
граничным условием уравнения Совершенства  оказалось  требование,  чтобы
чудо  не  причиняло  никому  вреда.  Никакому разумному существу.  Ни на
Земле,  ни в иной части Вселенной.  А такого чуда никто, даже сам Саваоф
Баалович, представить себе не мог. И С. Б. Один навсегда оставил магию и
стал заведующим отделом Технического Обслуживания НИИЧАВО...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.