Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Я заглянул к Роману,  потому  что  мне  очень  хотелось  рассказать
кому-нибудь о своем приключении. Роман, ухватившись за подбородок, стоял
над лабораторным  столом  и  смотрел  на  маленького  зеленого  попугая,
лежащего в чашке Петри. Маленький зеленый попугай был дохлый, с глазами,
затянутыми мертвой белесой пленкой.
     - Что это с ним? - спросил я.
     - Не знаю, - сказал Роман. - Издох, как видишь.
     - Откуда у тебя попугай?
     - Сам поражаюсь, - сказал Роман.
     - Может быть, он искусственный? - предположил я.
     - Да нет, попугай как попугай.
     - Опять, наверное, Витька на умклайдет сел.
     Мы наклонились над попугаем и стали его внимательно  рассматривать.
На черной поджатой лапке у него было колечко.
     - "Фотон",  -  прочитал  Роман.  -  И  еще   какие-то   цифры...
Девятнадцать ноль пять семьдесят три.
     - Так, - сказал сзади знакомый голос.
     Мы обернулись и подтянулись.
     - Здравствуйте,  - сказал У-Янус,  подходя к столу.  Он вышел  из
дверей  своей  лаборатории  в  глубине комнаты и вид у него был какой-то
усталый и очень печальный.
     - Здравствуйте,  Янус  Полуэктович,  -  сказали  мы хором со всей
возможной почтительностью.
     Янус увидел попугая и еще раз сказал: "Так". Он взял птичку в руки,
очень   бережно  и  нежно,  погладил  ее  ярко-красный  хохолок  и  тихо
проговорил:
     - Что же это ты, Фотончик?..
     Он хотел  сказать  еще что-то,  но взглянул на нас и промолчал.  Мы
стояли рядом и смотрели, как он по-стариковски медленно прошел в дальний
угол  лаборатории,  откинул  дверцу  электрической  печи  и опустил туда
зеленый трупик.
     - Роман  Петрович,  -  сказал  он.  - Будьте любезны,  включите,
пожалуйста, рубильник.
     Роман повиновался.  У  него  был  такой  вид,  словно  его  осенила
необычная идея.  У-Янус,  понурив голову,  постоял  немного  над  печью,
старательно  выскреб  горячий пепел и,  открыв форточку,  высыпал его на
ветер.
     - Странно, - сказал Роман, глядя ему вслед.
     - Что - странно? - спросил я.
     - Все странно, - сказал Роман.
     Мне тоже казалось странным  и  появление  этого  мертвого  зеленого
попугая,   по-видимому  так  хорошо  известного  Янусу  Полуэктовичу,  и
какая-то  слишком  уж  необычная  церемония   огненного   погребения   с
развеиванием  пепла  по  ветру,  но  мне  не  терпелось  рассказать  про
путешествие в описываемое будущее,  и я стал рассказывать.  Роман слушал
крайне рассеянно, смотрел на меня отрешенным взглядом, невпопад кивал, а
потом вдруг, сказавши: "Продолжай, продолжай, я слушаю", полез под стол,
вытащил  оттуда корзинку для мусора и принялся копаться в мятой бумаге и
обрывках магнитофонной ленты. Когда я кончил рассказывать, он спросил:
     - А   этот   Седловой  не  пытался  путешествовать  в  описываемое
настоящее? По-моему, это было бы гораздо забавнее...
     Пока я обдумывал это предложение и радовался Романову остроумию, он
перевернул корзину и высыпал содержимое на пол.
     - В чем дело? - спросил я. - Диссертацию потерял?
     - Ты понимаешь,  Сашка,  - сказал он,  глядя на  меня  невидящими
глазами,  -  удивительная  история.  Вчера я чистил печку и нашел в ней
обгорелое зеленое перо.  Я выбросил его в корзинку,  а сегодня его здесь
нет.
     - Чье перо? - спросил я.
     - Ты  понимаешь,  зеленые  птичьи перья в наших широтах попадаются

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.