Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Оказалось,  что я лежу на диване, уткнувшись носом в подушку, и пальцами
ощупываю холодное бревно стены.
     Некоторое время я лежал, обмирая, пока не осознал, что где-то рядом
храпит старуха и в комнате  разговаривают.  Кто-то  наставительно  вещал
вполголоса:
     - Слон есть самое большое животное из всех  живущих  на  земле.  У
него на рыле есть большой кусок мяса, который называется хоботом потому,
что он пуст и протянут,  как труба.  Он его вытягивает и сгибает всякими
образами и употребляет его вместо руки...
     Холодея от любопытства,  я осторожно повернулся на  правый  бок.  В
комнате было по-прежнему пусто. Голос продолжал еще более наставительно:
     - Вино,  употребляемое умеренно,  весьма хорошо  для  желудка;  но
когда пить его слишком много, то производит пары, унижающие человека до
степени несмысленных скотов.  Вы иногда видели пьяниц и помните  еще  то
справедливое отвращение, которое вы к ним возымели...
     Я рывком поднялся  и  спустил  ноги  с  дивана.  Голос  умолк.  Мне
показалось,  что  говорили  откуда-то  из-за  стены.  В комнате все было
по-прежнему, даже вешалка, к моему удивлению, висела на месте. И к моему
удивлению, мне опять очень хотелось есть.
     - Тинктура экс витро антимонии,  - провозгласил  вдруг  голос.  Я
вздрогнул.  -  Магифтериум  антимон ангелий салаэ.  Бафилии олеум витри
антимонии алекситериум антимониалэ! - Послышалось явственное хихиканье.
--  Вот  ведь  бред  какой! - сказал голос и продолжал с завыванием: --
Вскоре очи сии, еще не отверзаемые, не узрят более солнца, но не попусти
закрыться   оным   без   благоутробного  извещения  о  моем  прощении  и
блаженстве...  Сие есть  "Дух  или  Нравственные  Мысли  Славного  Юнга,
извлеченные из нощных его размышлений". Продается в Санкт-Петербурге и в
Риге в книжных лавках  Свешникова  по  два  рубля  в  папке.  -  Кто-то
всхлипнул. - Тоже бредятина, - сказал голос и произнес с выражением:

                    Чины, краса, богатства,
                    Сей жизни все приятства,
                    Летят, слабеют, исчезают,
                    О тлен, и щастье ложно!
                    Заразы  сердце угрызают,
                    А славы удержать не можно...

     Теперь я понял,  где говорили.  Голос раздавался в углу, где висело
туманное зеркало.
     - А теперь, - сказал голос, - следующее. "Все - единое Я, это Я
-- мировое Я.  Единение с неведением,  происходящее от затмения света, Я
исчезает с развитием духовности".
     - А эта бредятина откуда?  - спросил я.  Я не ждал ответа.  Я был
уверен, что сплю.
     - Изречения из "Упанишад", - ответил с готовностью голос.
     - А что такое "Упанишады"? - Я уже не был уверен, что сплю.
     - Не знаю, - сказал голос.
     Я встал и подошел  к  зеркалу.  Я  не  увидел  своего
отражения.  В  мутном  стекле  отражалась занавеска,  угол печи и вообще
много вещей. Но меня в нем не было.
     - В чем дело? - спросил голос. - Есть вопросы?
     - Кто это  говорит?  -  спросил  я,  заглядывая  за  зеркало.  За
зеркалом  было много пыли и дохлых пауков.  Тогда я указательным пальцем
нажал  на  левый  глаз.  Это  было   старинное   правило   распознавания
галлюцинаций,  которое  я  вычитал в увлекательной книге В.  В.  Битнера
"Верить или не верить?".  Достаточно надавить пальцем на глазное яблоко,
и  все  реальные  предметы  -  в отличие от галлюцинаций - раздвоятся.
Зеркало раздвоилось,  и в нем  появилось  мое  отражение  -  заспанная,
встревоженная физиономия.  По ногам дуло.  Поджимая пальцы,  я подошел к
окну и выглянул.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.