Случайный афоризм
В произведении гения обычный читатель ищет мудрость, в произведении новичка - ошибки. И, как правило, находит именно то, что ищет. Вот почему найти обратное такой читатель может лишь по случайности. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

серебрились знакомые прозрачные купола,  виадуки  и  спиральные  спуски.
Совсем рядом с запада по-прежнему возвышалась стена.
     Кто-то тронул меня за колено,  и  я  вздрогнул.  Возле  меня  стоял
маленький мальчик с глубоко посаженными горящими глазами.
     - Тебе что, малыш? - спросил я.
     - Твой аппарат поврежден? - осведомился он мелодичным голосом.
     - Взрослым надо говорить "вы", - сказал я наставительно. Он очень
удивился, потом лицо его просветлело.
     - Ах да, припоминаю. Если мне не изменяет память, так было принято
в   Эпоху  Принудительной  Вежливости.  Коль  скоро  обращение  на  "ты"
дисгармонирует с твоим эмоциональным ритмом,  я готов  удовольствоваться
любым ритмичным тебе обращением.
     Я не нашелся,  что ответить,  и тогда он присел на  корточки  перед
машиной,  потрогал ее в разных местах и произнес несколько слов, которых
я совершенно не понял.  Славный это  был  мальчуган,  очень  чистенький,
очень здоровый и ухоженный, но он показался мне слишком уж серьезным для
своих лет.
     За стеной  оглушительно затрещало,  и мы оба обернулись.  Я увидел,
как жуткая чешуйчатая лапа о восьми пальцах ухватилась за гребень стены,
напряглась, разжалась и исчезла.
     - Слушай, малыш, - сказал я, - что это за стена?
     Он обратил на меня серьезный застенчивый взгляд.
     - Это  так  называемая  Железная  Стена,  -  ответил  он.  -   К
сожалению, мне неизвестна этимология обоих этих слов, но я знаю, что она
разделяет два мира - Мир  Гуманного  Воображения  и  Мир  Страха  перед
Будущим.  - Он помолчал и добавил: - Этимология слова "страх" мне тоже
неизвестна.
     - Любопытно,  - сказал я.  - А нельзя ли посмотреть?  Что это за
Мир Страха?
     - Конечно, можно. Вот коммуникационная амбразура. Удовлетвори свое
любопытство.
     Коммуникационная амбразура   имела  вид  низенькой  арки,  закрытой
броневой дверцей.  Я подошел и нерешительно взялся за  щеколду.  Мальчик
сказал мне вслед:
     - Не могу не предупредить.  Если там с тобой что-нибудь  случится,
тебе придется предстать перед Объединенным Советом Ста Сорока Миров.
     Я приоткрыл дверцу.  Тррах! Бах! Уау! Аи-и-и-и! Ду-ду-ду-ду-ду! Все
пять  моих  чувств  были  травмированы  одновременно.  Я увидел красивую
блондинку с неприличной татуировкой меж лопаток,  голую  и  длинноногую,
палившую  из  двух  автоматических пистолетов в некрасивого брюнета,  из
которого при каждом попадании летели красные брызги.  Я  услыхал  грохот
разрывов  и  душераздирающий  рев  чудовищ.  Я  обонял неописуемый смрад
гнилого горелого небелкового мяса. Раскаленный ветер недалекого ядерного
взрыва  опалил  мое  лицо,  а  на  языке  я  ощутил  отвратительный вкус
рассеянной в воздухе протоплазмы.  Я шарахнулся  и  судорожно  захлопнул
дверцу,  едва не прищемив себе голову.  Воздух показался мне сладким,  а
мир - прекрасным.  Мальчик исчез.  Некоторое время я приходил в себя, а
потом   вдруг  испугался,  что  этот  паршивец,  чего  доброго,  побежал
жаловаться в свой Объединенный Совет, и бросился к машине. Снова сумерки
беспространственного  времени  сомкнулись  вокруг меня.  Но я не отрывал
глаз от Железной Стены,  меня разбирало  любопытство.  Чтобы  не  терять
времени  даром,  я  прыгнул  вперед  сразу  на  миллион лет.  Над стеной
вырастали заросли атомных грибов,  и я обрадовался когда по мою  сторону
стены снова забрезжил свет. Я затормозил и застонал от разочарования.
     Невдалеке высился громадный Пантеон-Рефрижератор.  С неба спускался
ржавый звездолет в виде шара.  Вокруг было безлюдно,  колыхались  хлеба.
Шар  приземлился,  из  него вышел давешний пилот в голубом,  а на пороге
Пантеона появилась,  вся в красных пятнах пролежней,  девица в  розовом.
Они  устремились  друг  к другу и взялись за руки.  Я отвел глаза - мне
стало неловко. Голубой пилот и розовая девушка затянули речь.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.