Случайный афоризм
То, что по силам читателю, предоставь ему самому. Людвиг Витгенштейн
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

становилось все меньше. Из-за стены непрерывно поднимался дым.
     Я остановился  вторично,  когда с площади исчез последний астромат.
Тротуары двигались.  Шумных парней в  комбинезонах  не  было.  Никто  не
чертыхался.  По  улицам по двое и по трое скромно прогуливались какие-то
бесцветные личности,  одетые либо  странно,  либо  скудно.  Насколько  я
понял,  все говорили о науке.  Кого-то собирались оживлять,  и профессор
медицины,   атлетически   сложенный   интеллигент,   очень    непривычно
выглядевший в своей одинокой жилетке,  растолковывал процедуру оживления
верзиле биофизику,  которого  представлял  всем  встречным  как  автора,
инициатора   и   главного  исполнителя  этой  затеи.  Где-то  собирались
провертеть дыру сквозь землю.  Проект  обсуждался  прямо  на  улице  при
большом  скоплении  народа,  чертежи  рисовали  мелком  на  стенах  и на
тротуаре.  Я стал было слушать,  но это оказалась такая скучища,  да еще
пересыпанная  выпадами  в  адрес  незнакомого  мне  консерватора,  что я
взвалил машину на плечи и пошел прочь.  Меня не удивило,  что обсуждение
проекта  сейчас  же прекратилось и все занялись делом.  Но зато,  едва я
остановился,  начал разглагольствовать какой-то гражданин неопределенной
профессии.  Ни  к  селу  ни  к  городу  он  повел  речь о музыке.  Сразу
понабежали слушатели.  Они  смотрели  ему  в  рот  и  задавали  вопросы,
свидетельствующие о дремучем невежестве. Вдруг по улице с криком побежал
человек.  За  ним  гнался  паукообразный  механизм.   Судя   по   крикам
преследуемого,  это  был  самопрограммирующийся кибернетический робот на
тригенных куаторах с обратной связью,  которые разладились и...  "Ой-ой,
он  меня  сейчас  расчленит!.."  Странно,  никто  даже  бровью не повел.
Видимо, никто не верил в бунт машин.
     Из переулка  выскочили  еще две паукообразные металлические машины,
ростом поменьше и не такие свирепые на вид.  Не успел я ахнуть, как одна
из  них  быстро  почистила  мне ботинки,  а другая выстирала и выгладила
носовой платок.  Подъехала большая белая цистерна на гусеницах и,  мигая
многочисленными   лампочками,  опрыскала  меня  духами.  Я  совсем  было
собрался уезжать,  но тут раздался громовой треск и с  неба  на  площадь
свалилась громадная ржавая ракета. В толпе сразу заговорили:
     - Это "Звезда Мечты"!
     - Да, это она!
     - Ну конечно,  это она! Это она стартовала двести восемнадцать лет
тому   назад,  о  ней  уже  все  забыли,  но  благодаря  эйнштейновскому
сокращению времени,  происходящему от движения на субсветовых скоростях,
экипаж постарел всего на два года!
     - Благодаря чему? Ах, Эйнштейн... Да-да, помню.
     Из ржавой  ракеты  с  трудом  выбрался одноглазый человек без левой
руки и правой ноги.
     - Это Земля? - раздраженно спросил он.
     - Земля!  Земля!  -  откликнулись  в  толпе.  На   лицах   начали
расцветать улыбки.
     - Слава богу,  - сказал человек,  и все переглянулись.  То ли  не
поняли его, то ли сделали вид, что не понимают.
     Увечный астролетчик стал в  позу  и  разразился  речью,  в  которой
призывал все человечество поголовно лететь на планету Хош-ни-хош системы
звезды Эоэллы в Малом Магеллановом Облаке освобождать братьев по разуму,
стенающих   (он   так   и   сказал:  стенающих)  под  властью  свирепого
кибернетического диктатора.  Рев дюз  заглушил  его  слова.  На  площадь
спускались  еще  две  ракеты,  тоже  ржавые.  Из  Пантеона-Рефрижератора
побежали заиндевевшие женщины.  Началась давка.  Я понял,  что  попал  в
эпоху возвращений, и торопливо нажал на педаль.
     Город исчез и долго не появлялся.  Осталась  стена,  за  которой  с
удручающим  однообразием полыхали пожары и вспыхивали зарницы.  Странное
это было зрелище:  совершенная пустота и только стена на западе. Но вот
наконец загорелся яркий свет, и я сейчас же остановился.
     Вокруг расстилалась безлюдная цветущая  страна.  Колыхались  хлеба.
Бродили тучные стада, но культурных пастухов видно не было. На горизонте

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.