Случайный афоризм
Я люблю время от времени навещать друзей, просто чтобы взглянуть на свою библиотеку. (Уильям Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ожидания,  наблюдаем,  как  защитный   колпак   начинает   автоматически
отвинчиваться...  Пишите,  пишите,  -  сказал  он  Б.  Питомнику.  - И
поточнее  пишите...   Автоматически,   значить,   отвинчиваться.   Через
несколько  минут  мы будем иметь появление среди нас идеального человека
-- шевалье, значить, сан пер э сан-репрош...*

-----------------------------------------------------------------------
     * Рыцарь без страха и упрека (фр.).
-----------------------------------------------------------------------

     Я и  простым  глазом  видел,  как  отвинтилась  крышка  автоклава и
беззвучно упала в снег.  Из автоклава ударила длинная,  до самых  звезд,
струя пара.
     - Даю  пояснение  для  прессы...  - начал было Выбегалло,  но тут
раздался страшный рев.
     Земля поплыла и зашевелилась.  Взвилась огромная снежная туча.  Все
повалились  друг  на друга,  и меня тоже опрокинуло и покатило.  Рев все
усиливался,  и,  когда я  с  трудом,  цепляясь  за  гусеницы  грузовика,
поднялся на ноги,  я увидел, как жутко, гигантской чашей в мертвом свете
Луны  ползет,  заворачиваясь  внутрь,  край  горизонта,  как   угрожающе
раскачиваются бронещиты, как бегут врассыпную, падают и снова вскакивают
вывалянные в снегу зрители.  Я увидел, как Федор Симеонович и Кристобаль
Хунта, накрытые радужными колпаками защитного поля, пятятся под натиском
урагана,  как  они,  подняв  руки,  силятся  растянуть  защиту  на  всех
остальных,  но  вихрь  рвет  защиту  в клочья,  и эти клочья несутся над
равниной подобно огромным мыльным пузырям и лопаются в звездном небе.  Я
увидел   поднявшего   воротник   Януса   Полуэктовича,   который  стоял,
повернувшись спиной к ветру,  прочно  упершись  тростью  в  обнажившуюся
землю,  и смотрел на часы. А там, где был автоклав, крутилось освещенное
изнутри красным,  тугое облако пара,  и горизонт стремительно  загибался
все круче и круче, и казалось, что все мы находимся на дне колоссального
кувшина. А потом совсем рядом с эпицентром этого космического безобразия
появился вдруг Роман в своем зеленом пальто,  рвущемся с плеч. Он широко
размахнулся, швырнул в ревущий пар что-то большое, блеснувшее бутылочным
блеском,  и  сейчас  же  упал  ничком,  закрыв голову руками.  Из облака
вынырнула безобразная,  искаженная бешенством физиономия  джинна,  глаза
его крутились от ярости.  Разевая пасть в беззвучном хохоте, он взмахнул
просторными волосатыми ушами,  пахнуло гарью,  над  метелью  взметнулись
призрачные  стены  великолепного  дворца,  затряслись и опали,  а джинн,
превратившись в длинный язык оранжевого пламени, исчез в небе. Несколько
секунд   было  тихо.  Затем  горизонт  с  тяжелым  грохотом  осел.  Меня
подбросило высоко вверх,  и,  придя  в  себя,  я  обнаружил,  что  сижу,
упираясь руками в землю,  неподалеку от грузовика. Снег пропал. Все поле
вокруг было черным.  Там, где минуту назад стоял автоклав, зияла большая
воронка.  Из нее поднимался белый дымок и пахло паленым.  Зрители начали
подниматься на ноги.  Лица у всех были испачканы  и  перекошены.  Многие
потеряли  голос,  кашляли,  отплевывались  и  тихо  постанывали.  Начали
чиститься,  и  тут  обнаружилось,  что  некоторые  раздеты   до   белья.
Послышался ропот, затем крики: "Где брюки? Почему я без брюк? Я же был в
брюках!",  "Товарищи!  Никто не видел моих часов?", "И моих!", "И у меня
тоже пропали!", "Зуба нет, платинового! Летом только вставил...", "Ой, а
у меня колечко пропало... И браслет", "Где Выбегалло? Что за безобразие?
Что все это значит?",  "Да черт с ними,  с часами и зубами!  Люди-то все
целы?  Сколько нас  было?",  "А  что,  собственно,  произошло?  Какой-то
взрыв...  Джинн...  А  где же исполин духа?",  "Где потребитель?",  "Где
Выбегалло,  наконец?",  "А горизонт видел?  Знаешь, на что это похоже?",
"На свертку пространства,  я эти штуки знаю...", "Холодно в майке, дайте
что-нибудь...", "Г-где же этот Вы-выбегалло? Где этот д-дурак?"
     Земля зашевелилась,  и из  траншеи  вылез  Выбегалло.  Он  был  без
валенок.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.