Случайный афоризм
Сила магнита передается от железа к железу подобно тому, как вдохновение музы передается через поэта чтецу и слушателю. Платон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

цели, а у меня свои.
     - Антропоцентрист, - сказал Витька с отвращением.
     - Да, - гордо сказал Эдик.
     - С антропоцентристами дискутировать не желаю,  -  сказал  грубый
Корнеев.
     - Тогда давай рассказывать анекдоты,  - спокойно предложил Эдик и
сунул в рот еще один леденец.
     Витькины дубли на столе продолжали работать.  Самый маленький дубль
был  уже  ростом  с  муравья.  Пока  я  слушал  спор  антропоцентриста с
космоцентристом, мне пришла в голову одна мысль.
     - Ребятишечки,  - сказал я с искусственным оживлением.  - Что же
это вы не пошли на полигон?
     - А зачем? - спросил Эдик.
     - Ну, все-таки интересно...
     - Я никогда не хожу в цирк, - сказал Эдик. - Кроме того: уби нил
валес, иби нил велис*.
 ----------------------------------------------------------------------
     * Где ты ни на что не способен,  там ты  не  должен  ничего  хотеть
(лат.).
-----------------------------------------------------------------------
     - Это ты о себе? - спросил Витька.
     - Нет. Это я о Выбегалле.
     - Ребятишечки,  - сказал я, - я ужасно люблю цирк. Не все ли вам
равно, где рассказывать анекдоты?
     - То есть? - сказал Витька.
     - Подежурьте за меня, а я сбегаю на полигон.
     - Холодно, - напомнил Витька. - Мороз. Выбегалло.
     - Очень хочется, - сказал я. - Очень все это таинственно.
     - Отпустим ребенка? - спросил Витька у Эдика.
     Эдик покивал.
     - Идите, Привалов, - сказал Витька. - Это будет вам стоить четыре
часа машинного времени.
     - Два, - сказал я быстро. Я ждал чего-нибудь подобного.
     - Пять, - нахально сказал Витька.
     - Ну три, - сказал я. - Я и так все время на тебя работаю.
     - Шесть, - хладнокровно сказал Витька.
     - Витя, - сказал Эдик, - у тебя на ушах отрастет шерсть.
     - Рыжая, - сказал я злорадно. - Может быть, даже с прозеленью.
     - Ладно уж, - сказал Витька. - Иди даром. Два часа меня устроят.
     Мы вместе  прошли в приемную.  По дороге магистры затеяли невнятный
спор о какой-то циклотации,  и  мне  пришлось  их  прервать,  чтобы  они
трансгрессировали  меня на полигон.  Я им уже надоел,  и,  спеша от меня
отделаться,  они провели трансгрессию с такой энергией,  что я не  успел
одеться и влетел в толпу зрителей спиной вперед.
     На полигоне  все  было  готово.  Публика  пряталась  за  бронещиты.
Выбегалло  торчал  из свежевырытой траншеи и молодецки смотрел в большую
стереотрубу.  Федор  Симеонович  и  Кристобаль  Хунта  с  сорокакратными
бинократарами в руках тихо переговаривались по латыни.  Янус Полуэктович
в большой шубе равнодушно стоял в стороне и  ковырял  тростью  снег.  Б.
Питомник  сидел  на  корточках  возле  траншеи  с  раскрытой книжечкой и
авторучкой  наготове.   А   Г.   Проницательный,   увешанный   фото-   и
киноаппаратами, тер замерзшие щеки, крякал и стучал ногой об ногу за его
спиной.
     Небо было  ясное,  полная  луна склонялась к западу.  Мутные стрелы
полярного сияния  появлялись,  дрожа,  среди  звезд  и  исчезали  вновь.
Блестел  снег  на  равнине,  и  большой  округлый  цилиндр автоклава был
отчетливо виден в сотне метров от нас.
     Выбегалло оторвался от стереотрубы, прокашлялся и сказал:
     - Товарищи! То-ва-ри-щи! Что мы наблюдаем в эту стереотрубу? В эту
стереотрубу,  товарищи,  мы,  обуреваемые сложными чувствами, замирая от

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.