Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

напряженность его рассчитываешь.
     - Ну и что?  - сказал я. Я смотрел на окуня в ванне. Окунь плавал
кругами,  лихо поворачиваясь на виражах,  и тогда  было  видно,  что  он
выпотрошен.
     - Витька, - сказал я, - получилось все-таки?
     - Саша не хочет говорить про небелковую жизнь,  - сказал Эдик. --
И он прав.
     - Без белка жить можно,  - сказал я,  - а вот как он  живет  без
потрохов?
     - А вот товарищ Амперян говорит,  что без белка  жить  нельзя,  --
сказал  Витька,  заставляя  струю табачного дыма сворачиваться в смерч и
ходить по комнате, огибая предметы.
     - Я говорю, что жизнь - это белок, - возразил Эдик.
     - Не ощущаю разницы,  - сказал Витька.  - Ты говоришь,  что если
нет белка, то нет и жизни.
     - Да.
     - Ну, а это что? - спросил Витька. Он слабо махнул рукой.
     На столе рядом с ванной появилось отвратительное существо,  похожее
на ежа и на паука одновременно. Эдик приподнялся и заглянул на стол.
     - Ах, - сказал он и снова лег. - Это не жизнь. Это нежить. Разве
Кощей Бессмертный - это небелковое существо?
     - А что тебе надо?  - спросил Корнеев.  - Двигается?  Двигается.
Питается? Питается. И размножаться может. Хочешь, он сейчас размножится?
     Эдик вторично приподнялся и  заглянул  на  стол.  Еж-паук  неуклюже
топтался  на  месте.  Похоже  было,  что  ему хочется идти на все четыре
стороны одновременно.
     - Нежить не есть жизнь,  - сказал Эдик. - Нежить существует лишь
постольку,  поскольку существует  разумная  жизнь.  Можно  даже  сказать
точнее: поскольку существуют маги. Нежить есть отход деятельности магов.
     - Хорошо, - сказал Витька.
     Еж-паук исчез.  Вместо  него  на  столе  появился маленький Витька
Корнеев,  точная копия настоящего,  но  величиной  с  руку.  Он  щелкнул
маленькими пальчиками и создал микродубля еще меньшего размера. Тот тоже
щелкнул пальцами.  Появился дубль величиной с авторучку. Потом величиной
со спичечный коробок. Потом - с наперсток.
     - Хватит?  - спросил Витька. - Каждый из них маг. Ни в одном нет
и молекулы белка.
     - Неудачный пример, - сказал Эдик с сожалением. - Во-первых, они
ничем  принципиально  не отличаются от станка с программным управлением.
Во-вторых,  они являются  не  продуктом  развития,  а  продуктом  твоего
белкового мастерства.  Вряд ли стоит спорить,  способна ли дать эволюция
саморазмножающиеся станки с программным управлением.
     - Много ты знаешь об эволюции,  - сказал грубый Корнеев.  - Тоже
мне  Дарвин!  Какая  разница,  химический   процесс   или   сознательная
деятельность.  У тебя тоже не все предки белковые. Прапрапраматерь твоя
была,  готов  признать,  достаточно  сложной,  но  вовсе   не   белковой
молекулой.  И может быть,  наша так называемая сознательная деятельность
есть тоже некая  разновидность  эволюции.  Откуда  мы  знаем,  что  цель
природы  - создать товарища Амперяна?  Может быть,  цель природы - это
создание нежити руками товарища Амперяна. Может быть...
     - Понятно-понятно.  Сначала протовирус, потом белок, потом товарищ
Амперян, а потом вся планета заселяется нежитью.
     - Именно, - сказал Витька.
     - А мы все за ненадобностью вымерли.
     - А почему бы и нет? - сказал Витька.
     - У меня есть один знакомый, - сказал Эдик. - Он утверждает, что
человек  -  это  только  промежуточное  звено,  необходимое природе для
создания венца творения: рюмки коньяка с ломтиком лимона.
     - А почему бы, в конце концов, и нет?
     - А потому,  что мне не хочется, - сказал Эдик. - У природы свои

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.