Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1870 году скончался(-лась) Александр Дюма


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сопровождаться  значительными разрушениями,  которые едва не повлекут за
собой человеческие жертвы,  местом эксперимента назначаю дальний  сектор
полигона  в пятнадцати километрах от городской черты.  Пользуюсь случаем
заранее поблагодарить Романа Петровича за его находчивость и мужество.
     Некоторое время,  по-видимому,  все  переваривали  это решение.  Во
всяком случае,  я  переваривал.  У  Януса  Полуэктовича  была  все-таки,
несомненно,  странная  манера выражать свои мысли.  Впрочем,  все охотно
верили, что ему виднее. Были уже прецеденты.
     - Я пойду вызову машину, - сказал вдруг Роман и, вероятно, прошел
сквозь стену, потому что в приемной не появился.
     Федор Симеонович  и Хунта,  наверное,  согласно кивали головами,  а
оправившийся Выбегалло вскричал:
     - Правильное решение, Янус Полуэктович! Вовремя вы нам напомнили о
потерянной бдительности.  Подальше, подальше от посторонних глаз. Только
вот  грузчики мне понадобятся.  Автоклав у меня тяжелый,  значить,  пять
тонн все-таки...
     - Конечно, - сказал Янус. - Распорядитесь.
     В кабинете задвигали креслами, и я торопливо допил кофе.
     В течение последующего часа я вместе со всеми,  кто еще оставался в
институте,  торчал  у  подъезда  и  наблюдал,   как   грузят   автоклав,
стереотрубы,  бронещиты  и  зипуны  на всякий случай.  Буран утих,  утро
стояло морозное и ясное.
     Роман пригнал грузовик на гусеничном ходу.  Вурдалак Альфред привел
грузчиков-гекатонхейров. Котт и Гиес шли охотно, оживленно галдя в сотню
глоток  и  на  ходу  засучивая многочисленные рукава,  а Бриарей тащился
следом, выставив вперед корявый палец, и ныл, что ему больно, что у него
несколько голов кружатся,  что он ночь не спал. Котт взял автоклав, Гиес
-- все остальное.  Тогда Бриарей,  увидев,  что ему ничего не досталось,
принялся распоряжаться,  давать указания и помогать советами. Он забегал
вперед,  открывал и держал двери,  то и дело присаживаясь на корточки и,
заглядывая   снизу,   кричал:   "Пошло!   Пошло!"   или   "Правее  бери!
Зацепляешься!" В конце концов ему наступили на руку,  а самого  защемили
между автоклавом и стеной.  Он разрыдался, и Альфред отвел его обратно в
виварий.
     В грузовик  набилось  порядочно  народу.  Выбегалло  залез в кабину
водителя.  Он был очень недоволен  и  у  всех  спрашивал,  который  час.
Грузовик  уехал  быстро,  но  через  пять  минут  вернулся,  потому  что
выяснилось,  что забыли корреспондентов.  Пока их искали,  Котт  и  Гиес
затеяли  играть в снежки,  чтобы согреться,  и выбили два стекла.  Потом
Гиес сцепился с каким-то ранним пьяным,  который кричал: "Все на одного,
да?"  Гиеса  оттащили  и затолкали обратно в кузов.  Он вращал глазами и
грозно ругался по-эллински.  Появились дрожащие со сна Г. Проницательный
и Б. Питомник.
     Институт опустел.  Было половина девятого.  Весь  город  спал.  Мне
очень  хотелось  отправиться вместе со всеми на полигон,  но делать было
нечего, я вздохнул и пустился во второй обход.
     Я, зевая,  шел по коридорам и гасил везде свет, пока не добрался до
лаборатории Витьки  Корнеева.  Витька  Выбегалловыми  экспериментами  не
интересовался.  Он говорил,  что таких,  как Выбегалло, нужно беспощадно
передавать Хунте в качестве подопытных животных на предмет выяснения, не
являются ли они летательными мутантами. Поэтому Витька никуда не поехал,
а сидел на диване-трансляторе,  курил  сигарету  и  лениво  беседовал  с
Эдиком Амперяном.  Эдик лежал рядом и,  задумчиво глядя в потолок, сосал
леденец. На столе в ванне с водой бодро плавал окунь.
     - С Новым годом, - сказал я.
     - С Новым годом, - приветливо отозвался Эдик.
     - Вот пусть Сашка скажет,  - предложил Корнеев.  - Саша,  бывает
небелковая жизнь?
     - Не знаю, - сказал я. - Не видел. А что?
     - Что значит - не видел?  М-поле ты  тоже  никогда  не  видел,  а

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.