Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сопровождаться  значительными разрушениями,  которые едва не повлекут за
собой человеческие жертвы,  местом эксперимента назначаю дальний  сектор
полигона  в пятнадцати километрах от городской черты.  Пользуюсь случаем
заранее поблагодарить Романа Петровича за его находчивость и мужество.
     Некоторое время,  по-видимому,  все  переваривали  это решение.  Во
всяком случае,  я  переваривал.  У  Януса  Полуэктовича  была  все-таки,
несомненно,  странная  манера выражать свои мысли.  Впрочем,  все охотно
верили, что ему виднее. Были уже прецеденты.
     - Я пойду вызову машину, - сказал вдруг Роман и, вероятно, прошел
сквозь стену, потому что в приемной не появился.
     Федор Симеонович  и Хунта,  наверное,  согласно кивали головами,  а
оправившийся Выбегалло вскричал:
     - Правильное решение, Янус Полуэктович! Вовремя вы нам напомнили о
потерянной бдительности.  Подальше, подальше от посторонних глаз. Только
вот  грузчики мне понадобятся.  Автоклав у меня тяжелый,  значить,  пять
тонн все-таки...
     - Конечно, - сказал Янус. - Распорядитесь.
     В кабинете задвигали креслами, и я торопливо допил кофе.
     В течение последующего часа я вместе со всеми,  кто еще оставался в
институте,  торчал  у  подъезда  и  наблюдал,   как   грузят   автоклав,
стереотрубы,  бронещиты  и  зипуны  на всякий случай.  Буран утих,  утро
стояло морозное и ясное.
     Роман пригнал грузовик на гусеничном ходу.  Вурдалак Альфред привел
грузчиков-гекатонхейров. Котт и Гиес шли охотно, оживленно галдя в сотню
глоток  и  на  ходу  засучивая многочисленные рукава,  а Бриарей тащился
следом, выставив вперед корявый палец, и ныл, что ему больно, что у него
несколько голов кружатся,  что он ночь не спал. Котт взял автоклав, Гиес
-- все остальное.  Тогда Бриарей,  увидев,  что ему ничего не досталось,
принялся распоряжаться,  давать указания и помогать советами. Он забегал
вперед,  открывал и держал двери,  то и дело присаживаясь на корточки и,
заглядывая   снизу,   кричал:   "Пошло!   Пошло!"   или   "Правее  бери!
Зацепляешься!" В конце концов ему наступили на руку,  а самого  защемили
между автоклавом и стеной.  Он разрыдался, и Альфред отвел его обратно в
виварий.
     В грузовик  набилось  порядочно  народу.  Выбегалло  залез в кабину
водителя.  Он был очень недоволен  и  у  всех  спрашивал,  который  час.
Грузовик  уехал  быстро,  но  через  пять  минут  вернулся,  потому  что
выяснилось,  что забыли корреспондентов.  Пока их искали,  Котт  и  Гиес
затеяли  играть в снежки,  чтобы согреться,  и выбили два стекла.  Потом
Гиес сцепился с каким-то ранним пьяным,  который кричал: "Все на одного,
да?"  Гиеса  оттащили  и затолкали обратно в кузов.  Он вращал глазами и
грозно ругался по-эллински.  Появились дрожащие со сна Г. Проницательный
и Б. Питомник.
     Институт опустел.  Было половина девятого.  Весь  город  спал.  Мне
очень  хотелось  отправиться вместе со всеми на полигон,  но делать было
нечего, я вздохнул и пустился во второй обход.
     Я, зевая,  шел по коридорам и гасил везде свет, пока не добрался до
лаборатории Витьки  Корнеева.  Витька  Выбегалловыми  экспериментами  не
интересовался.  Он говорил,  что таких,  как Выбегалло, нужно беспощадно
передавать Хунте в качестве подопытных животных на предмет выяснения, не
являются ли они летательными мутантами. Поэтому Витька никуда не поехал,
а сидел на диване-трансляторе,  курил  сигарету  и  лениво  беседовал  с
Эдиком Амперяном.  Эдик лежал рядом и,  задумчиво глядя в потолок, сосал
леденец. На столе в ванне с водой бодро плавал окунь.
     - С Новым годом, - сказал я.
     - С Новым годом, - приветливо отозвался Эдик.
     - Вот пусть Сашка скажет,  - предложил Корнеев.  - Саша,  бывает
небелковая жизнь?
     - Не знаю, - сказал я. - Не видел. А что?
     - Что значит - не видел?  М-поле ты  тоже  никогда  не  видел,  а

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.