Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

кадавров была,  очевидно,  равна нулю. Модели на базе собственных дублей
умел создавать любой сотрудник,  защитивший магистерскую  диссертацию  и
закончивший двухгодичный спецкурс нелинейной трансгрессии.  Наделять эти
модели  магическими  свойствами  тоже  ничего  не  стоило,  потому   что
существовали справочники,  таблицы и учебники для магов-аспирантов.  Эти
модели сами по себе никогда ничего не доказывали и с точки зрения  науки
представляли не больший интерес, чем карточные фокусы или шпагоглотание.
Можно было,  конечно,  понять всех  этих  горе-корреспондентов,  которые
липли  к  Выбегалле,  как  мухи  к  помойке.  Потому  что с точки зрения
неспециалиста все это было необычайно  эффектно,  вызывало  почтительную
дрожь  и смутные ощущения каких-то громадных возможностей.  Труднее было
понять  Выбегаллу  с  его  болезненной  страстью   устраивать   цирковые
представления   и  публичные  взрывы  на  потребу  любопытным,  лишенным
возможности (да и желания) разобраться в сути вопроса.  Если не  считать
двух-трех   изнуренных  командировками  абсолютников,  обожающих  давать
интервью о положении дел  в  бесконечности,  никто  в  институте,  мягко
выражаясь,  не злоупотреблял контактами с прессой:  это считалось дурным
тоном и имело глубокое внутреннее обоснование.
     Дело в  том,  что  самые  интересные  и  изящные научные результаты
сплошь и рядом обладают свойством  казаться  непосвященному  заумными  и
тоскливо-непонятными.  Люди,  далекие от науки, в наше время ждут от нее
чуда и только чуда и практически не способны отличить настоящее  научное
чудо от фокуса или какого-нибудь интеллектуального сальто-мортале. Наука
чародейства и  волшебства  не  составляет  исключения.  Организовать  на
телестудии  конференцию  знаменитых  привидений или просверлить взглядом
дыру в полуметровой бетонной стене могут многие,  и это никому не нужно,
но  это  приводит  в восторг почтеннейшую публику,  плохо представляющую
себе,  до какой степени наука  сплела  и  перепутала  понятия  сказки  и
действительности. А вот попробуйте найти глубокую внутреннюю связь между
сверлящим свойством взгляда  и  филологическими  характеристиками  слова
"бетон",  попробуйте  решить эту маленькую частную проблемку,  известную
под названием Великой проблемы Ауэрса! Ее решил Ойра-Ойра, создав теорию
фантастической  общности  и  положив  начало  совершенно  новому разделу
математической магии.  Но почти никто не слыхал об Ойре-Ойре,  зато  все
превосходно знают профессора Выбегаллу.  ("Как,  вы работаете в НИИЧАВО?
Ну как там Выбегалло?  Что он еще новенького сотворил?") Это  происходит
потому,  что  идеи  Ойры-Ойры  способны  воспринять  всего двести-триста
человек на всем земном шаре, и среди этих двух-трех сотен довольно много
членов-корреспондентов  и  -  увы!  - нет ни одного корреспондента.  А
классический   труд   Выбегаллы    "Основы    технологии    производства
самонадевающейся  обуви",  набитый демагогической болтовней,  произвел в
свое время заботами Б.  Питомника изрядный шум.  (Позже выяснилось,  что
самонадевающиеся   ботинки  стоят  дороже  мотоцикла  и  боятся  пыли  и
сырости.)
     Время было  позднее.  Я порядком устал и незаметно для себя заснул.
Мне снилась какая-то нечисть:  многоногие гигантские комары,  бородатые,
как  Выбегалло,  говорящие  ведра  с  обратом,  чан  на коротких ножках,
бегающий  по  лестнице.  Иногда  в  мой  сон   заглядывал   какой-нибудь
нескромный   домовой,   но,  увидев  такие  страсти,  испуганно  удирал.
Проснулся я от боли и увидел рядом с собою мрачного  бородатого  комара,
который  старался  запустить  свой толстый,  как авторучка,  хобот мне в
икру.
     "Брысь!" - заорал я и стукнул его кулаком по выпученному глазу.
     Комар обиженно заурчал и отбежал в сторону.  Он  был  большой,  как
собака,  рыжий с подпалинами. Вероятно, во сне я бессознательно произнес
формулу  материализации  и  нечаянно  вызвал  из  небытия  это   угрюмое
животное.  Загнать  его  обратно  в  небытие  мне  не  удалось.  Тогда я
вооружился томом "Уравнений математической  магии",  открыл  форточку  и
выгнал  комара  на  мороз.  Пурга сейчас же закрутила его,  и он исчез в
темноте. Вот так возникают нездоровые сенсации, подумал я.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.