Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

переводили  взгляд  с  автоклава  на  непрерывно  глотающего  кадавра  и
обратно. Стелла, припав лбом к моему плечу, всхлипывала и шептала: "Уйду
я отсюда,  не могу,  уйду..." Я,  кажется,  тоже  начал  понимать,  чего
опасался  Ойра-Ойра.  Мне  представилась  огромная  отверстая  пасть,  в
которую,  брошенные магической силой,  сыплются животные,  люди, города,
континенты, планеты и солнца...
     Б. Питомник снова обратился к Выбегалле:
     - А  когда  и  где  будет  происходить  демонстрация универсальной
модели, Амвросий Амбруазович?
     - Ответ,  -  сказал Выбегалло.  - Демонстрация будет происходить
здесь,  в этой  моей  лаборатории.  О  моменте  пресса  будет  оповещена
дополнительно.
     - Но это будет в ближайшие дни?
     - Есть мнение,  что это будет в ближайшие часы.  Так что товарищам
прессе лучше всего остаться и подождать.
     Тут дубли  Федора  Симеоновича  и  Кристобаля  Хозевича,  словно по
команде, повернулись и вышли. Ойра-Ойра сказал:
     - Вам  не  кажется,  Амвросий Амбруазович,  что такую демонстрацию
проводить в помещении, да еще в центре города, опасно?
     - Нам опасаться нечего,  - веско сказал Выбегалло.  - Пусть наши
враги, эта, опасаются.
     - Помните, я говорил вам, что возможна...
     - Вы,  товарищ  Ойра-Ойра,   недостаточно,   значить,   подкованы.
Отличать  надо,  товарищ  Ойра-Ойра,  возможность  от  действительности,
случайность от необходимости, теорию от практики и вообще...
     - Все-таки, может быть, на полигоне...
     - Я испытываю не бомбу,  - высокомерно  сказал  Выбегалло.  -  Я
испытываю модель идеального человека. Какие будут еще вопросы?
     Какой-то умник из отдела Абсолютного знания принялся  расспрашивать
о  режиме  работы  автоклава.  Выбегалло с охотой пустился в объяснения.
Угрюмые лаборанты собирали свою технику удовлетворения  духпотребностей.
Кадавр  жрал.  Черная  пара  на  нем потрескивала,  расползаясь по швам.
Ойра-Ойра изучающе глядел на него. Потом он вдруг громко сказал:
     - Есть   предложение.  Всем  лично  незаинтересованным  немедленно
покинуть помещение.
     Все обернулись к нему.
     - Сейчас  здесь  будет  очень  грязно,  -  пояснил  он.   -   До
невозможности грязно.
     - Это провокация, - с достоинством сказал Выбегалло.
     Роман, схватив меня за рукав,  потащил к двери.  Я потащил за собой
Стеллу.  Вслед за нами устремились остальные зрители. Роману в институте
верили,  Выбегалле  -  нет.  В лаборатории из посторонних остались одни
корреспонденты, а мы столпились в коридоре.
     - В чем дело? - спрашивали Романа. - Что будет? Почему грязно?
     - Сейчас он рванет, - отвечал Роман, не сводя глаз с двери.
     - Кто рванет? Выбегалло?
     - Корреспондентов жалко,  - сказал Эдик.  - Слушай,  Саша, душ у
нас сегодня работает?
     Дверь лаборатории отворилась,  и оттуда вышли два лаборанта, волоча
чан с пустыми ведрами.  Третий лаборант,  опасливо оглядываясь, суетился
вокруг и бормотал: "Давайте, ребята, давайте я помогу, тяжело ведь..."
     - Дверь закройте, - посоветовал Роман.
     Суетящийся лаборант поспешно  захлопнул  дверь  и  подошел  к  нам,
вытаскивая сигареты. Глаза у него были круглые и бегали.
     - Ну,  сейчас будет... - сказал он. - Проницательный - дурак, я
ему подмигивал... Как он жрет!.. С ума сойти, как он жрет...
     - Сейчас двадцать пять минут третьего... - начал Роман.
     И тут раздался грохот. Зазвенели разбитые стекла. Дверь лаборатории
крякнула и сорвалась с петли.  В образовавшуюся щель вынесло фотоаппарат
и чей-то галстук. Мы шарахнулись, Стелла опять взвизгнула.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.