Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1870 году скончался(-лась) Александр Дюма


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

начал понимать. Стелла сказала тоненьким голоском:
     - Еще селедочные головы есть...
     - Много?
     - Две тонны.
     - М-да, - сказал Эдик. - И где же они?
     - Они должны подаваться по конвейеру,  - сказала Стелла.  - Но я
попробовала, а конвейер сломан...
     - Между  прочим,  -  сказал  Роман громко,  - уже в течение двух
минут я пытаюсь его пассивизировать, и совершенно безрезультатно...
     - Я тоже, - сказал Эдик.
     - Поэтому,  - сказал Роман,  - было бы  очень  хорошо,  если  бы
кто-нибудь   из   особо   брезгливых  занялся  починкой  конвейера.  Как
паллиатив.  Есть тут кто-нибудь еще из магистров?  Эдика я вижу. Еще кто
нибудь есть? Корнеев! Виктор Павлович, ты здесь?
     - Нет его. Может, за Федором Симеоновичем сбегать?
     - Я думаю,  пока не стоит беспокоить.  Справимся как-нибудь. Эдик,
давай-ка вместе, сосредоточенно.
     - В каком режиме?
     - В режиме торможения.  Вплоть до тетануса. Ребята, помогайте все,
кто умеет.
     - Одну минутку, - сказал Эдик. - А если мы его повредим?
     - Да-да-да, - сказал я. - Вы уж лучше не надо. Пусть уж лучше он
меня сожрет.
     - Не беспокойся, не беспокойся. Мы будем осторожны. Эдик, давай на
прикосновениях. В одно касание.
     - Начали, - сказал Эдик.
     Стало еще  тише.   Кадавр   ворочался   в   чане,   а   за   стеной
переговаривались  и  постукивали  добровольцы,  возившиеся с конвейером.
Прошла минута. Кадавр вылез из чана, утер бороду, сонно посмотрел на нас
и  вдруг  ловким  движением,  неимоверно  далеко  вытянув  руку,  сцапал
последнюю буханку хлеба.  Затем он  рокочуще  отрыгнул  и  откинулся  на
спинку  стула,  сложив  руки на огромном вздувшемся животе.  По лицу его
разлилось блаженство.  Он посапывал  и  бессмысленно  улыбался.  Он  был
несомненно  счастлив,  как  бывает  счастлив предельно уставший человек,
добравшийся наконец до желанной постели.
     - Подействовало, кажется, - с облегченным вздохом сказал кто-то в
толпе.
     Роман с сомнением поджал губы.
     - У меня нет такого впечатления, - вежливо сказал Эдик.
     - Может быть, у него завод кончился? - сказал я с надеждой.
     Стелла жалобно сообщила:
     - Это  просто релаксация...  Пароксизм довольства.  Он скоро опять
проснется.
     - Слабаки   вы,   магистры,   -  сказал  мужественный  голос.  --
Пустите-ка меня, пойду Федора Симеоновича позову.
     Все переглянулись,   неуверенно  улыбаясь.  Роман  задумчиво  играл
умклайдетом, катая его на ладони.  Стелла дрожала,  шепча:  "Что  ж  это
будет?  Саша,  я боюсь!" Что касается меня, то я выпячивал грудь, хмурил
брови и боролся со страстным желанием позвонить Модесту Матвеевичу.  Мне
ужасно хотелось снять с себя ответственность. Это была слабость, и я был
бессилен перед ней.  Модест Матвеевич представлялся мне сейчас совсем  в
особом свете.  Я был убежден, что стоило бы Модесту Матвеевичу появиться
здесь и заорать на упыря: "Вы это прекратите, товарищ Выбегалло!" - как
упырь  немедленно  бы прекратил.
     - Роман, - сказал я небрежно, - я думаю, что в крайнем случае ты
способен его дематериализовать?
     Роман засмеялся и похлопал меня по плечу.
     - Не трусь,  - сказал он. - Это все игрушки. С Выбегаллой только
связываться  неохота...  Этого  ты  не бойся,  ты вон того бойся!  - Он
указал на второй автоклав, мирно пощелкивающий в углу.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.