Случайный афоризм
В литературе всякий ценен не сам по себе, а лишь в своем взаимоотношении с целым. Фридрих Энгельс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

лестнице,  кто-то  кричал:   "Валька!   Напряжение   упало!   Сбегай   в
аккумуляторную!",  кто-то  вытряхивал  на  лестничной  площадке шубу,  и
мокрый снег летел во все  стороны.  Навстречу  мне  с  задумчивым  лицом
быстро  шел  изящно изогнутый Жиан Жиакомо,  за ним с огромным портфелем
под мышкой и с его тростью в зубах семенил  гном.  Мы  раскланялись.  От
великого   престидижитатора   пахло   хорошим   вином   и   французскими
благовониями.  Остановить его я не посмел,  и он прошел сквозь  запертую
дверь в свой кабинет.  Гном просунул ему вслед портфель и трость,  а сам
нырнул в батарею парового отопления.
     - Какого дьявола? - вскричал я и побежал на лестницу.
     Институт был  битком  набит  сотрудниками.  Казалось,  их было даже
больше, чем в будний день. В кабинетах и лабораториях вовсю горели огни,
двери  были  распахнуты настежь.  В институте стоял обычный деловой гул:
треск  разрядов,  монотонные  голоса,  диктующие  цифры  и  произносящие
заклинания,  дробный стук "мерседесов" и "рейнметаллов". И над всем этим
раскатистый и победительный рык Федора  Симеоновича:  "Эт'  хорошо,  эт'
здо-о-рово!   Вы   молодец,   голубчик!   Но   к-какой   дурак  выключил
г-генератор?" Меня саданули в спину твердым  углом,  и  я  ухватился  за
перила. Я рассвирепел. Это были Володя Почкин и Эдик Амперян, они тащили
на свой этаж координатно-измерительную машину весом в полтонны.
     - А, Саша? - приветливо сказал Эдик. - Здравствуй, Саша.
     - Сашка,  посторонись с дороги!  - крикнул Володя Почкин,  пятясь
задом.
     - Заноси, заноси!..
     Я схватил его за ворот:
     - Ты почему в институте? Ты как сюда попал?
     - Через дверь,  через дверь,  пусти... - сказал Володя. - Эдька,
еще правее! Ты видишь, что не проходит?
     Я отпустил   его   и   бросился   в   вестибюль.   Я   был  охвачен
административным негодованием.  "Я вам покажу,  -  бормотал  я,  прыгая
через четыре ступеньки. - Я вам покажу бездельничать. Я вам покажу всех
пускать без разбору!.." Макродемоны Вход  и  Выход,  вместо  того  чтобы
заниматься делом,  дрожа от азарта и лихорадочно фосфоресцируя, резались
в рулетку.  На моих глазах забывший свои обязанности  Вход  сорвал  банк
примерно  в  семьдесят  миллиардов  молекул у забывшего свои обязанности
Выхода.  Рулетку я узнал сразу. Это была моя рулетка. Я сам смастерил ее
для одной вечеринки и держал ее за шкафом в электронном зале,  и знал об
этом один только Витька Корнеев. Заговор, решил я. Всех разнесу. А через
вестибюль все шли и шли покрытые снегом краснолицые веселые сотрудники.
     - Ну и метет! Все уши забило...
     - А ты тоже ушел?
     - Да ну,  скукотища...  Напились  все.  Дай,  думаю,  пойду  лучше
поработаю. Оставил им дубля и ушел...
     - Ты знаешь,  танцую я с ней и  чувствую,  что  обрастаю  шерстью.
Хватил водки - не помогает...
     - А если пучок электронов? Масса большая? Ну тогда фотонов...
     - Алексей, у тебя лазер свободный есть? Ну, давай хоть газовый...
     - Галка, как же это ты мужа оставила?
     - Я еще час назад вышел,  если хочешь знать.  В сугроб, понимаешь,
провалился, чуть не занесло меня...
     Я понял,  что не оправдал.  Не было уже смысла отбирать  рулетку  у
демонов,   оставалось  пойти  и  вдребезги  разругаться  с  провокатором
Витькой, а там будь что будет. Я погрозил демонам кулаком и побрел вверх
по лестнице,  пытаясь представить себе,  что было бы, если бы в институт
сейчас заглянул Модест Матвеевич.
     По дороге  в  приемную  директора  я  остановился в стендовом зале.
Здесь усмиряли выпущенного из бутылки джинна.  Джинн, огромный, синий от
злости , метался в вольере, огороженном щитами Джян бен Джяна и закрытым
сверху мощным магнитным полем. Джинна стегали высоковольтными разрядами,
он выл,  ругался на нескольких мертвых языках,  скакал,  отрыгивал языки

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.