Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ответственное,  не желает ни о чем слышать, и что желает он, чтобы диван
инвентарный номер 1123  находился  в  специально  отведенном  для  него,
дивана,  помещении.  А  ежели  этого  не будет,  сказал Модест Матвеевич
грозно,  то пусть все,  до академиков включительно, пеняют на себя. Янус
Полуэктович согласился пенять на себя,  Федор Симеонович тоже,  и Витька
быстренько перетащил диван в свою лабораторию.
     Витька был   серьезный  работник,  не  то  что  шалопаи  из  отдела
Абсолютного Знания,  и намеревался превратить всю  морскую  и  океанскую
воду  нашей планеты в живую воду.  Пока он,  правда,  находился в стадии
эксперимента.  Окунь в ванне зашевелился  и  перевернулся  брюхом  вниз.
Дубль убрал руку из дивана. Окунь апатично пошевелил плавниками, зевнул,
завалился набок.
     - С-скотина, - сказал дубль с выражением.
     Я сразу  насторожился.  Это  было  сказано  эмоционально.   Никакой
лабораторный дубль не мог бы так сказать.  Дубль засунул руки в карманы,
медленно поднялся и увидел меня.  Несколько секунд мы смотрели  друг  на
друга. Потом я ехидно осведомился:
     - Работаем?
     Дубль тупо смотрел на меня.
     - Ну брось, брось, - сказал я. - Все ясно.
     Дубль молчал. Он стоял как каменный и не мигал.
     - Ну,  вот что, - сказал я. - Сейчас пол-одиннадцатого. Даю тебе
десять минут.  Все прибери, выброси эту дохлятину и беги танцевать. А уж
обесточу я сам.
     Дубль вытянул  губы  дудкой  и  начал  пятиться.  Он  пятился очень
осторожно,  обогнул диван и встал так, чтобы между нами был лабораторный
стол.  Я демонстративно посмотрел на часы. Дубль пробормотал заклинание,
на столе появился "мерседес",  авторучка и стопка чистой бумаги.  Дубль,
согнув  колени,  повис в воздухе и стал что-то писать,  время от времени
опасливо  на  меня  поглядывая.  Это  было  очень  похоже,  и   я   даже
засомневался.  Впрочем,  у  меня  было  верное средство выяснить правду.
Дубли,  как  правило,  совершенно  нечувствительны  к  боли.  Пошарив  в
кармане, я извлек маленькие острые клещи и, выразительно пощелкивая ими,
стал приближаться к дублю.  Дубль перестал писать.  Пристально  поглядев
ему в глаза, я скусил клещами шляпку гвоздя, торчащую из стола и сказал:
     - Н-н-ну?
     - Чего ты ко мне пристал?  - осведомился Витька.  - Видишь ведь,
что человек работает.
     - Ты же дубль, - сказал я. - Не смей со мной разговаривать.
     - Убери клещи, - сказал он.
     - А ты не валяй дурака, - сказал я. - Тоже мне дубль.
     Витька сел на край стола и устало потер уши.
     - Ничего у меня сегодня не получается,  - сообщил он.  - Дурак я
сегодня.  Дубля сотворил - получился какой-то уж совершенно безмозглый.
Все  ронял,  на умклайдет сел,  животное...  Треснул я его по шее,  руку
отбил... И окунь дохнет систематически.
     Я подошел к дивану и заглянул в ванну.
     - А что с ним?
     - А я откуда знаю?..
     - Где ты его взял?
     - На рынке.
     Я поднял окуня за хвост.
     - А чего ты хочешь?  Обыкновенная  снулая  рыбка.
     - Дубина, - сказал Витька. - Вода-то живая...
     - А-а,  -  сказал  я и стал соображать,  что бы ему посоветовать.
Механизм действия  живой  воды  я  представлял  себе  крайне  смутно.  В
основном по сказке об Иване-царевиче и Сером Волке.
     Джинн в бутыли двигался и время  от  времени  принимался  протирать
ладошкой стекло, запыленное снаружи.
     - Протер бы бутыль, - сказал я, ничего не придумав.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.