Случайный афоризм
Библиотека – души аптека. (Гарун Агацарский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

горбоносый,  схватил старуху под руку и поволок к дому. Было слышно, как
они спорят:  "Ведь мы уже договорились!.." - "...А ежели он  что-нибудь
стибрит?.." - "Да тише вы!  Это же программист,  понимаете? Комсомолец!
Ученый!.." - "А ежели он цыкать будет?.."
     Я стесненно повернулся к Володе. Володя хихикал.
     - Неловко как-то, - сказал я.
     - Не беспокойтесь, все будет отлично...
     Он хотел сказать еще что-то, но тут бабка дико заорала:
     - А диван-то, диван!..
     Я вздрогнул и сказал:
     - Знаете, я, пожалуй, поеду, а?
     - Не может быть и  речи!  -  решительно  сказал  Володя.  -  Все
уладится. Просто бабке нужна мзда, а у нас с Романом нет наличных.
     - Я заплачу,  - сказал  я.  Теперь  мне  очень  хотелось  уехать:
терпеть не могу этих житейских коллизий.
     Володя замотал головой.
     -  Ничего  подобного. Вон он уже идет. Все в порядке.
     Горбоносый Роман подошел к нам, взял меня за руку и сказал:
     - Ну, все устроилось. Пошли.
     - Слушайте, неудобно как-то, - сказал я. - Она в конце концов не
обязана...
     Но мы уже шли к дому.
     - Обязана, обязана, - приговаривал Роман.
     Обогнув дуб,  мы подошли к заднему крыльцу.  Роман  толкнул  обитую
дерматином  дверь,  и мы оказались в прихожей,  просторной и чистой,  но
плохо освещенной.  Старуха ждала нас,  сложив руки на  животе  и  поджав
губы. При виде нас она мстительно пробасила:
     - А расписочку чтобы сейчас же!..  Так,  мол,  и так: принял, мол,
то-то    и    то-то    от    такой-то,   каковая   сдала   вышеуказанное
нижеподписавшемуся...
     Роман тихонько взвыл, и мы вошли в отведенную мне комнату. Это было
прохладное помещение с одним окном,  завешенным  ситцевой  занавесочкой.
Роман сказал напряженным голосом:
     - Располагайтесь и будьте как дома.
     Старуха из прихожей сейчас же ревниво осведомилась:
     - А зубом они не цыкают?
     Роман, не оборачиваясь, рявкнул:
     - Не цыкают! Говорят вам - зубов нет.
     - Тогда пойдем расписочку напишем...
     Роман поднял брови,  закатил глаза,  оскалил зубы и потряс головой,
но все-таки вышел.  Я осмотрелся.  Мебели в комнате было немного. У окна
стоял массивный стол,  накрытый ветхой серой скатертью с бахромой, перед
столом  -  колченогий табурет.  Возле голой бревенчатой стены помещался
обширный диван,  на другой стене,  заклеенной  разнокалиберными  обоями,
была вешалка с какой-то рухлядью (ватники, вылезшие шубы, драные кепки и
ушанки).  В комнату  вдавалась  большая  русская  печь,  сияющая  свежей
побелкой,  а  напротив  в  углу висело большое мутное зеркало в облезлой
раме. Пол был выскоблен и покрыт полосатыми половиками.
     За стеной бубнили в два голоса: старуха басила на одной ноте, голос
Романа повышался и понижался.  "Скатерть, инвентарный номер двести сорок
пять..."  - "Вы еще каждую половицу запишите!.." - "Стол обеденный..."
-- "Печь вы тоже запишете?.." - " Порядок нужен... Диван..."
     Я подошел  к  окну и отдернул занавеску.  За окном был дуб,  больше
ничего не было видно.  Я стал смотреть на дуб.  Это было,  видимо, очень
древнее  растение.  Кора  была  на  нем  серая  и  какая-то  мертвая,  а
чудовищные корни,  вылезшие из  земли,  были  покрыты  красным  и  белым
лишайником.  "И  еще  дуб  запишите!"  -  сказал  за  стеной Роман.  На
подоконнике лежала пухлая засаленная  книга,  я  бездумно  полистал  ее,
отошел  от  окна  и  сел на диван.  И мне сейчас же захотелось спать.  Я
подумал,  что вел сегодня машину  четырнадцать  часов,  что  не  стоило,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.