Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

попытался решить уравнение Стокса в уме,  запутался,  вырвал, дыша через
рот, еще два волоска, принюхался, пробормотал заклинание Ауэрса и совсем
собрался  было  вырвать еще волосок,  но тут обнаружилось,  что приемная
проветрилась естественным путем, и Роман посоветовал мне экономить брови
и закрыть форточку.
     - Посредственно,  -  сказал  он.  -  Займемся   материализацией.
     Некоторое время мы занимались материализацией.  Я творил  груши,  а
Роман требовал,  чтобы я их ел. Я отказывался есть, и тогда он заставлял
меня творить снова.  "Будешь  работать,  пока  не  получится  что-нибудь
съедобное,  - говорил он. - А это отдашь Модесту. Он у нас Камноедов".
В конце концов я сотворил настоящую грушу -  большую,  желтую,  мягкую,
как  масло,  и  горькую,  как  хина.  Я  ее  съел,  и Роман разрешил мне
отдохнуть.
     Тут принес ключи бакалавр черной магии  Магнус  Федорович  Редькин,
толстый,  как  всегда  озабоченный и разобиженный.  Бакалавра он получил
триста лет назад за изобретение портков-невидимок.  С  тех  пор  он  эти
портки   все   совершенствовал   и   совершенствовал.   Портки-невидимки
превратились у него сначала в кюлоты-невидимки, потом в штаны-невидимки,
и, наконец, совсем недавно о них стали говорить как о брюках-невидимках.
И никак он не мог их отладить. На последнем заседании семинара по черной
магии,  когда  он  делал  очередной  доклад "О некоторых новых свойствах
брюк-невидимок  Редькина",  его  опять  постигла   неудача.   Во   время
демонстрации модернизированной модели что-то там заело,  и брюки, вместо
того чтобы сделать невидимым  изобретателя,  вдруг  со  звонким  щелчком
сделались  невидимыми  сами.  Очень  неловко  получилось.  Однако Магнус
Федорович главным образом работал над диссертацией, тема которой звучала
так:   "Материализация  и  линейная  натурализация  Белого  Тезиса,  как
аргумента достаточно произвольной  функции  Е не  вполне  представимого
человеческого счастья".
    Тут он достиг значительных и важных результатов, из коих следовало,
что человечество буквально купалось бы в не вполне представимом счастье,
если бы только удалось найти сам Белый Тезис,  а главное - понять,  что
это такое и где его искать.
     Упоминание о  Белом  Тезисе  встречалось  только  в  дневниках  Бен
Бецалеля.  Бен  Бецалель  якобы выделил Белый Тезис как побочный продукт
какой-то алхимической  реакции  и,  не  имея  времени  заниматься  такой
мелочью,  вмонтировал его в качестве подсобного элемента в какой-то свой
прибор.  В одном из последних мемуаров,  написанных уже в  темнице,  Бен
Бецалель  сообщал:  "И  можете  вы себе представить?  Тот Белый Тезис не
оправдал-таки моих надежд,  не оправдал.  И когда я сообразил,  какая от
него могла быть польза - я говорю о счастье для всех людей,  сколько их
есть,  - я уже  забыл,  куда  же  я  его  вмонтировал".  За  институтом
числилось  семь  приборов,  принадлежавших  Бен  Бецалелю.  Шесть из них
Редькин разобрал до винтика и ничего особенного в них не нашел.  Седьмым
прибором был диван-транслятор.  Но на диван наложил руку Витька Корнеев,
и в простую душу Редькина закрались самый  черные  подозрения.  Он  стал
следить за Витькой.  Витька немедленно озверел.  Они поссорились и стали
заклятыми  врагами и  оставались  ими  по  сей  день.  Ко  мне,   как   к
представителю  точных наук,  Магнус Федорович относился благожелательно,
хотя и осуждал мою дружбу с "этим плагиатором".  В общем-то Редькин  был
неплохим человеком,  очень трудолюбивым, очень упорным, начисто лишенным
корыстолюбия.  Он  проделал  громадную   работу,   собравши   гигантскую
коллекцию  разнообразнейших  определений  счастья.  Там  были простейшие
негативные определения ("Не в деньгах счастье"),  простейшие  позитивные
определения ("Высшее удовлетворение,  полное довольство, успех, удача"),
определения  казуистические  ("Счастье  есть  отсутствие  несчастья")  и
парадоксальные ("Счастливее всех шуты,  дураки,  сущеглупые и нерадивые,
ибо укоров совести они не знают, призраков и прочей нежити не страшатся,
боязнью  грядущих  бедствий  не  терзаются,  надеждой  будущих  благ  не
обольщаются").

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.