Случайный афоризм
Чтобы написать произведение нужно уметь читать и слушать. Анна Василиогло
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

попытался решить уравнение Стокса в уме,  запутался,  вырвал, дыша через
рот, еще два волоска, принюхался, пробормотал заклинание Ауэрса и совсем
собрался  было  вырвать еще волосок,  но тут обнаружилось,  что приемная
проветрилась естественным путем, и Роман посоветовал мне экономить брови
и закрыть форточку.
     - Посредственно,  -  сказал  он.  -  Займемся   материализацией.
     Некоторое время мы занимались материализацией.  Я творил  груши,  а
Роман требовал,  чтобы я их ел. Я отказывался есть, и тогда он заставлял
меня творить снова.  "Будешь  работать,  пока  не  получится  что-нибудь
съедобное,  - говорил он. - А это отдашь Модесту. Он у нас Камноедов".
В конце концов я сотворил настоящую грушу -  большую,  желтую,  мягкую,
как  масло,  и  горькую,  как  хина.  Я  ее  съел,  и Роман разрешил мне
отдохнуть.
     Тут принес ключи бакалавр черной магии  Магнус  Федорович  Редькин,
толстый,  как  всегда  озабоченный и разобиженный.  Бакалавра он получил
триста лет назад за изобретение портков-невидимок.  С  тех  пор  он  эти
портки   все   совершенствовал   и   совершенствовал.   Портки-невидимки
превратились у него сначала в кюлоты-невидимки, потом в штаны-невидимки,
и, наконец, совсем недавно о них стали говорить как о брюках-невидимках.
И никак он не мог их отладить. На последнем заседании семинара по черной
магии,  когда  он  делал  очередной  доклад "О некоторых новых свойствах
брюк-невидимок  Редькина",  его  опять  постигла   неудача.   Во   время
демонстрации модернизированной модели что-то там заело,  и брюки, вместо
того чтобы сделать невидимым  изобретателя,  вдруг  со  звонким  щелчком
сделались  невидимыми  сами.  Очень  неловко  получилось.  Однако Магнус
Федорович главным образом работал над диссертацией, тема которой звучала
так:   "Материализация  и  линейная  натурализация  Белого  Тезиса,  как
аргумента достаточно произвольной  функции  Е не  вполне  представимого
человеческого счастья".
    Тут он достиг значительных и важных результатов, из коих следовало,
что человечество буквально купалось бы в не вполне представимом счастье,
если бы только удалось найти сам Белый Тезис,  а главное - понять,  что
это такое и где его искать.
     Упоминание о  Белом  Тезисе  встречалось  только  в  дневниках  Бен
Бецалеля.  Бен  Бецалель  якобы выделил Белый Тезис как побочный продукт
какой-то алхимической  реакции  и,  не  имея  времени  заниматься  такой
мелочью,  вмонтировал его в качестве подсобного элемента в какой-то свой
прибор.  В одном из последних мемуаров,  написанных уже в  темнице,  Бен
Бецалель  сообщал:  "И  можете  вы себе представить?  Тот Белый Тезис не
оправдал-таки моих надежд,  не оправдал.  И когда я сообразил,  какая от
него могла быть польза - я говорю о счастье для всех людей,  сколько их
есть,  - я уже  забыл,  куда  же  я  его  вмонтировал".  За  институтом
числилось  семь  приборов,  принадлежавших  Бен  Бецалелю.  Шесть из них
Редькин разобрал до винтика и ничего особенного в них не нашел.  Седьмым
прибором был диван-транслятор.  Но на диван наложил руку Витька Корнеев,
и в простую душу Редькина закрались самый  черные  подозрения.  Он  стал
следить за Витькой.  Витька немедленно озверел.  Они поссорились и стали
заклятыми  врагами и  оставались  ими  по  сей  день.  Ко  мне,   как   к
представителю  точных наук,  Магнус Федорович относился благожелательно,
хотя и осуждал мою дружбу с "этим плагиатором".  В общем-то Редькин  был
неплохим человеком,  очень трудолюбивым, очень упорным, начисто лишенным
корыстолюбия.  Он  проделал  громадную   работу,   собравши   гигантскую
коллекцию  разнообразнейших  определений  счастья.  Там  были простейшие
негативные определения ("Не в деньгах счастье"),  простейшие  позитивные
определения ("Высшее удовлетворение,  полное довольство, успех, удача"),
определения  казуистические  ("Счастье  есть  отсутствие  несчастья")  и
парадоксальные ("Счастливее всех шуты,  дураки,  сущеглупые и нерадивые,
ибо укоров совести они не знают, призраков и прочей нежити не страшатся,
боязнью  грядущих  бедствий  не  терзаются,  надеждой  будущих  благ  не
обольщаются").

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.