Случайный афоризм
Никто не может быть хорошим поэтом без душевного огня и без некоторого вдохновения - своего рода безумия. То же самое говорят Демокрит и Платон. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

п-помню т-телефонов... Один-п-пятнадцать или п-пять-одиннадцать...
     - Что вы,  Федор Симеонович, спасибо! - вскричал я. - Не надо! Я
тут как раз поработать собрался!
     - Ах, п-поработать! Это д-другое дело! Эт' хорошо, эт' здорово, вы
м-молодец!..  А я,  ч-черт,  электроники н-ни черта  не  знаю...  Н-надо
учиться,  а  т-то  вся  эта м-магия слова,  с-старье,  ф-фокусы-покусы с
п-психополями, п-примитив... Д-дедовские п-приемчики...
     Он тут же,  не сходя с места,  сотворил две большие антоновки, одну
вручил мне,  а  от  второй  откусил  сразу  половину  и  принялся  сочно
хрустеть.
     - П-проклятье,  опять ч-червивое сделал...  У вас как,  х-хорошее?
Эт' хорошо... Я к в-вам, Саша, п-попозже еще загляну, а то я н-не совсем
п-понимаю все-таки систему к-команд... В-водки только выпью и з-зайду...
Д-двадцать  д-девятая  к-команда у вас там в м-машине...  Т-то ли машина
врет,  то ли я н-не понимаю...  Д-детективчик вам п-принесу, Г-гарднера.
В-вы  ведь  читаете по-англицки?  Х-хорошо,  шельма,  пишет,  з-здорово!
П-перри Мейсон у него там,  з-зверюга-адвокат, з-знаете?.. А п-потом еще
что-нибудь  д-дам,  с-сайнс-фикшн  к-какую-нибудь...  А-азимова  дам или
Б-брэдбери...
     Он подошел к окну и сказал восхищенно:
     - П-пурга,  черт  возьми,  л-люблю!...
     Вошел, кутаясь в норковую шубу, тонкий и изящный Кристобаль Хозевич
Хунта. Федор Симеонович обернулся.
     - А,  К-кристо!  - воскликнул он. - П-полюбуйся, Камноедов этот,
д-дурак,  засадил м-молодого п-парня дежурить н-на  Новый  год.  Д-давай
отпустим его,  вдвоем останемся,  в-вспомним старину, в-выпьем, а? Ч-что
он тут будет мучиться? Ему п-плясать надо, с д-девушками...
     Хунта положил на  стол  ключи  и  сказал  небрежно:
     - Общение  с девушками доставляет удовольствие лишь в тех случаях,
когда достигается через преодоление препятствий...
     - Н-ну еще бы!  - загремел Федор Симеонович.  -  М-много  крови,
много п-песен за п-прелестных льется дам...  К-как это там у вас? Только
тот достигнет цели, кто не знает с-слова "страх"...
     - Именно,   -   сказал   Хунта.   -  И  потом  -  я  не  терплю
благотворительности.
     - Б-благотворительности  он  не  терпит!  А  кто  у  меня выпросил
Одихмантьева? П-переманил, п-понимаешь, такого лаборанта... Ставь теперь
б-бутылку  шампанского,  н-не меньше...  С-слушай,  не надо шампанского!
Амонтильядо! У т-тебя еще осталось от т-толедских запасов?
     - Нас ждут,  Теодор, - напомнил Хунта.
     - Д-да,  верно...  Надо еще г-галстук найти... и валенки, такси же
не д-достанешь... Мы пошли, Саша, н-не скучайте тут.
     - В новогоднюю ночь в институте дежурные не скучают,  -  негромко
сказал Хунта. - Особенно новички.
     Они пошли к двери.  Хунта пропустил Федора  Симеоновича  вперед  и,
прежде  чем  выйти,  косо глянул на меня и стремительно вывел пальцем на
стене соломонову звезду. Звезда вспыхнула и стала медленно тускнеть, как
след  пучка  электронов  на  экране осциллографа.  Я трижды плюнул через
левое плечо.
     Кристобаль Хозевич  Хунта,  заведующий  отделом  смысла жизни,  был
человек  замечательный,  но,   по-видимому,   совершенно   бессердечный.
Некогда,  в ранней молодости, он долго был Великим Инквизитором и по сию
пору  сохранил  тогдашние  замашки.  Почти  все   свои   неудобопонятные
эксперименты он производил либо над собой, либо над своими сотрудниками,
и об этом уже при мне говорили на общем профсоюзном собрании.  Занимался
он изучением смысла жизни,  но продвинулся пока не очень далеко,  хотя и
получил интересные  результаты,  доказав,  например,  теоретически,  что
смерть  отнюдь не является непременным атрибутом жизни.  По поводу этого
последнего открытия тоже  возмущались  -  на  философском  семинаре.  В
кабинет к себе он почти никого не пускал,  и по институту ходили смутные

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.