Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Модесту листок бумаги казенного вида.  - А вы уж сами  разбирайтесь  со
своим Приваловым и со своей Горыныч...
     - А я вам говорю, что это не наш пятак! - заорал Модест. - Я про
Привалова  ничего  не  говорю,  может  быть,  Привалова и вообще нет как
такового...  Но  товарищ  Горыныч  наша  сотрудница!..
     Юный Ковалев,  прижимая руки к груди,  пытался что-то сказать.
     - Я требую разобраться немедленно!  - орал Модест.  - Вы мне это
прекратите,  товарищи  милиция!  Данная  повестка  бросает  тень на весь
коллектив!  Я требую,  чтобы вы убедились!
     - У меня приказ...  - начал было Ковалев, но Модест с криком: "Вы
это прекратите!  Я настаиваю!" - бросился на него и поволок из комнаты.
     - В музей повлек, - сказал Роман. - Саша, где ты? Снимай кепку,
пойдем посмотрим...
     - Может,  лучше не снимать?  - сказал я.
     - Снимай,  снимай,  - сказал Роман.  - Ты теперь фантом.  В тебя
теперь никто не верит - ни администрация, ни милиция...
     Корнеев сказал:
     - Ну,  я пошел спать. Саша, ты приходи после обеда. Посмотришь наш
парк машин и вообще...
     Я снял кепку.
     - Вы это прекратите,  - сказал я.  - Я  в  отпуске.
     - Пойдем,  пойдем,  - сказал Роман.
     В прихожей  Модест,  вцепившись  одной  рукой  в  сержанта,  другой
отпирал мощный висячий замок.  "Сейчас я вам покажу наш пятак! - кричал
он. - Все заприходовано... Все на месте". - "Да я ничего не говорю, --
слабо защищался Ковалев.  - Я только говорю,  что пятаков может быть не
один..." Модест распахнул дверь,  и мы все вошли в  обширное  помещение.
     Это был   вполне  приличный  музей  -  со  стендами,  диаграммами,
витринами,  макетами и муляжами.  Общий вид более всего напоминал  музей
криминалистики: много фотографий и неаппетитных экспонатов. Модест сразу
поволок сержанта куда-то за стенды,  и там они  вдвоем  загудели  как  в
бочку:  "Вот  наш  пятак..."  - "А я ничего и не говорю..." - "Товарищ
Горыныч..." - "А у меня приказ!.." - "Вы  мне  это  прекратите!.."
     - Полюбопытствуй,  полюбопытствуй,  Саша,  - сказал Роман, сделал
широкий жест и сел в кресло у входа.
     Я пошел  вдоль  стены.  Я  ничему  не  удивлялся.  Мне  было просто
интересно.  "Вода  живая.  Эффективность  52%.  Допустимый  осадок  0,3"
(старинная прямоугольная бутыль с водой,  пробка залита цветным воском).
"Схема промышленного добывания живой воды".  "Макет  живоводоперегонного
куба".  "Зелье приворотное Вешковского-Траубенбаха" (аптекарская баночка
с ядовито-желтой мазью). "Кровь порченая обыкновенная" (запаянная ампула
с черной  жидкостью).  Над всем этим стендом висела табличка:  "Активные
химические средства.  ХII-ХVIII вв.".  Тут  было  еще  много  бутылочек,
баночек,  реторт,  ампул,  пробирок, действующих и недействующих моделей
установок для  возгонки,  перегонки  и  сгущения,  но  я  пошел  дальше.
     "Меч-кладенец" (очень  ржавый  двуручный  меч  с волнистым лезвием,
прикован цепью к железной стойке,  витрина тщательно опечатана). "Правый
глазной (рабочий) зуб графа Дракулы Задунайского" (я не Кювье,  но, судя
по этому зубу,  граф Дракула Задунайский был человеком весьма странным и
неприятным).  "След  обыкновенный  и  след  вынутый.  Гипсовые  отливки"
(следы,  по-моему,  не отличались друг от друга,  но одна отливка была с
трещиной).  "Ступа на стартовой площадке.  IХ век" (мощное сооружение из
серого пористого чугуна). "Змей Горыныч, скелет, 1/25 нат. вел." (похоже
на скелет диплодока с тремя шеями).  "Схема  работы  огнедышащей  железы
средней головы".   "Сапоги-скороходы  гравигенные,  действующая  модель"
(очень большие   резиновые   сапоги).   "Ковер-самолет    гравизащитный.
Действующая  модель"  (ковер  примерно  полтора на полтора,  с черкесом,
обнимающим младую черкешенку на фоне соплеменных гор).
     Я дошел до стенда "Развитие идеи философского камня",  когда в зале
вновь появились сержант Ковалев и Модест Матвеевич.  Судя по  всему,  им

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.