Случайный афоризм
Всякий писатель может сказать: на безумие не способен, до здоровья не снисхожу, невротик есмь. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Седовласый, весь сморщившись,  подошел к зеркалу,  запустил в  него
руку  по плечо и чем-то щелкнул.  Зеркало замолчало.
     - Так,  - сказал седовласый.  - Вопрос о вашей  группе  мы  тоже
решим  на  совете.  А  вы...  -  По  лицу его было видно,  что он забыл
имя-отчество Корнеева,  - вы пока  воздержитесь...  э...  от  посещения
музея.
     С этими словами он вышел  из  комнаты.  Через  дверь.
     - Добились своего, - сказал Корнеев сквозь зубы, глядя на Модеста
Матвеевича.
     - Разбазаривать  не  дам,  -  коротко  ответил тот,  засовывая во
внутренний карман записную книжку.
     - Разбазаривать! - сказал Корнеев. - Плевать вам на все это. Вас
отчетность  беспокоит.  Лишнюю  графу  вводить  неохота.
     - Вы это прекратите,  - сказал непреклонный Модест Матвеевич.  --
Мы еще назначим комиссию и посмотрим,  не повреждена ли  реликвия...
     - Инвентарный   номер  одиннадцать  двадцать  три,  -  вполголоса
добавил Роман.
     - В таком вот аксепте, - величественно произнес Модест Матвеевич,
повернулся и увидел меня.
     - А  вы  что  здесь делаете?  - осведомился он.  - Почему это вы
здесь спите?
     - Я...  - начал я.
     - Вы спали на диване, - провозгласил ледяным тоном Модест, сверля
меня взглядом контрразведчика.  - Вам известно, что это прибор?
     - Нет, - сказал я. - То есть теперь известно, конечно.
     - Модест Матвеевич!  - воскликнул горбоносый Роман. - Это же наш
новый программист, Саша Привалов!
     - А  почему  он  здесь спит?  Почему не в общежитии?
     - Он еще не зачислен, - сказал Роман,  обнимая меня за талию.
     - Тем  более!
     - Значит,  пусть спит на улице?  - злобно спросил Корнеев.
     - Вы  это прекратите,  - сказал Модест.  - Есть общежитие,  есть
гостиница,  а  здесь  музей,  госучреждение.  Если  все  будут  спать  в
музеях... Вы откуда?
     - Из Ленинграда,  - сказал я мрачно.
     - Вот  если  я  приеду  в  Ленинград  и пойду спать в Эрмитаж?
     - Пожалуйста,  - сказал я, пожимая плечами.
     Роман все держал меня за  талию.
     - Модест Матвеевич,  вы совершенно правы, непорядок, но сегодня он
будет   ночевать  у  меня.
     - Это другое дело. Это пожалуйста, - великодушно разрешил Модест.
Он  хозяйским  взглядом  окинул  комнату,  увидел отпечатки на потолке и
сразу же посмотрел на мои ноги. К счастью, я был босиком.
     - В таком вот аксепте, - сказал он, поправил рухлядь на вешалке и
вышел.
     - Д-дубина,  -  выдавил  из себя Корнеев.  - Пень.  - Он сел на
диван и взялся за голову.  - Ну их всех к черту. Сегодня же ночью опять
утащу.
     - Спокойно,  - ласково сказал Роман.  -  Ничего  страшного.  Нам
просто немножко не повезло. Ты заметил, какой это Янус?
     - Ну?  - сказал Корнеев безнадежно.  - Это  же  А-Янус.
     Корнеев поднял голову.
     - И какая разница?
     - Огромная,  -  сказал  Роман  и подмигнул.  - Потому что У-Янус
улетел в Москву.  И в  частности  -  по  поводу  этого  дивана.  Понял,
расхититель музейных ценностей?
     - Слушай, ты меня спасаешь, - сказал Корнеев, и я впервые увидел,
как он улыбается.
     - Дело в том,  Саша,  - сказал Роман,  обращаясь ко мне, - что у
нас идеальный директор.  Он один в двух лицах. Есть А-Янус Полуэктович и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.