Случайный афоризм
Величайшее сокровище - хорошая библиотека. (Виссарион Григорьевич Белинский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

на ощупь.  Я пощелкал по нему ногтем,  и он снова затрещал.  Я  повернул
его,  чтобы осмотреть с торца,  и в ту же секунду почувствовал,  что пол
уходит у меня из-под ног.  Все перевернулось перед глазами.  Я пребольно
ударился обо что-то пятками,  потом плечом и макушкой, выронил цилиндр и
упал.  Я был здорово ошарашен и не сразу понял,  что лежу в  узкой  щели
между  печью  и стеной.  Лампочка над головой раскачивалась,  и,  подняв
глаза, я с изумлением обнаружил на потолке рубчатые следы своих ботинок.
Кряхтя, я выбрался из щели и осмотрел подошвы. На подошвах был мел.
     - Однако,  -  подумал  я  вслух.   -   Не   просочиться   бы   в
канализацию!..
     Я поискал глазами цилиндрик.  Он стоял, касаясь пола краем торца, в
положении,   исключающем  всякую  возможность  равновесия.  Я  осторожно
приблизился  и  опустился  возле  него  на  корточки.   Цилиндрик   тихо
потрескивал и раскачивался.  Я долго смотрел на него, вытянув шею, потом
подул на него.  Цилиндрик качнулся сильнее,  наклонился,  и тут за  моей
спиной  раздался  хриплый  клекот  и пахнуло ветром.  На печке аккуратно
складывал крылья исполинский гриф  с  голой  шеей  и  зловещим  загнутым
клювом.
     - Здравствуйте, - сказал я. Я был убежден, что гриф говорящий.
     Гриф, склонив  голову,  посмотрел на меня одним глазом и сразу стал
похож на курицу.  Я приветственно помахал рукой.  Гриф открыл было клюв,
но  разговаривать  не  стал.  Он поднял крыло и стал искаться у себя под
мышкой, щелкая клювом. Цилиндрик все покачивался и трещал. Гриф перестал
искаться, втянул голову в плечи и прикрыл глаза желтой пленкой. Стараясь
не поворачиваться к нему спиной,  я закончил уборку и выбросил  мусор  в
дождливую тьму за дверью. Потом я вернулся в комнату.
     Гриф спал,  пахло озоном.  Я посмотрел на часы: было двадцать минут
первого.  Я  немного  постоял  над  цилиндриком,  размышляя  над законом
сохранения энергии, а заодно и вещества. Вряд ли грифы конденсируются из
ничего.  Если данный гриф возник здесь, в Соловце, значит, какой-то гриф
(не обязательно данный) исчез на Кавказе или  где  они  там  водятся.  Я
прикинул  энергию переноса и опасливо посмотрел на цилиндрик.  Лучше его
не трогать,  подумал я.  Лучше его чем-нибудь прикрыть, и пусть стоит. Я
принес из прихожей ковшик,  старательно прицелился и, не дыша, накрыл им
цилиндрик. Затем я сел на табурет, закурил и стал ждать еще чего-нибудь.
Гриф отчетливо сопел.  В свете лампы его перья отливали медью,  огромные
когти впились в известку. От него медленно распространялся запах гнили.
     - Напрасно вы это сделали,  Александр Иванович, - сказал приятный
мужской голос.
     - Что именно? - спросил я, оглянувшись на зеркало.
     - Я имею в виду умклайдет...
     Говорило не зеркало. Говорил кто-то другой.
     - Не понимаю, о чем речь, - сказал я. В комнате никого не было, и
я чувствовал раздражение.
     - Я говорю про умклайдет,  - произнес  голос.  -  Вы  совершенно
напрасно  накрыли  его  железным  ковшом.  Умклайдет,  или ,  как вы его
называете,  волшебная   палочка,   требует   чрезвычайно   осторожного
обращения.
     - Потому я и накрыл...  Да вы заходите,  товарищ,  а то так  очень
неудобно разговаривать.
     - Благодарю вас, - сказал голос.
     Прямо передо  мной  неторопливо  сконденсировался  бледный,  весьма
корректный  человек  в  превосходно  сидящем  сером  костюме.  Несколько
склонив голову набок, он осведомился с изысканнейшей вежливостью:
     - Смею ли надеяться, что не слишком обеспокоил вас?
     - Отнюдь нет,  - сказал я,  поднимаясь.  - Прошу вас, садитесь и
будьте как дома. Угодно чайку?
     - Благодарю вас, - сказал незнакомец и сел напротив меня, изящным
жестом поддернув штанины.  - Что  касается  чаю,  то  прошу  извинения,
Александр Иванович, я только что отужинал.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.