Случайный афоризм
Мораль должна быть не целью, но следствием художественного произведения. Бенжамен Констан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1600 году родился(-лась) Педро Кальдерон

В 1860 году родился(-лась) Антон Павлович Чехов


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Это было не очень эстетично,  но забавно.  Приземлившись на четвереньки,
он сейчас же встал и вытер рукавом мокрое лицо.
     - Совсем старик стал,  - сообщил он хрипло. - Лет сто назад или,
скажем,  при  Гонзасте  за  такой  спуск меня лишили бы диплома,  будьте
уверены, Александр Иванович.
     - А что вы кончали? - осведомился я, закуривая вторую сигарету.
     Он не  слушал  меня.  Присев  на  табурет  напротив,  он  продолжал
горестно:
     - Раньше я левитировал,  как Зекс.  А теперь,  простите,  не  могу
вывести  растительность  на  ушах.  Это  так  неопрятно...  Но  если нет
таланта?  Огромное количество соблазнов  вокруг,  всевозможные  степени,
звания,  а таланта нет! У нас многие обрастают к старости. Корифеев это,
конечно,  не касается. Жиан Жиакомо, Кристобаль Хунта, Джузеппе Бальзамо
или,   скажем,   товарищ   Киврин  Федор  Симеонович...  Никаких  следов
растительности!  - Он торжествующе посмотрел  на  меня.  -  Ни-ка-ких!
Гладкая кожа, изящество, стройность...
     - Позвольте, - сказал я. - Вы сказали - Джузеппе Бальзамо... Но
это  то же самое,  что граф Калиостро!  А по Толстому,  граф был жирен и
очень неопрятен на вид...
     Маленький человечек с сожалением посмотрел на меня и снисходительно
улыбнулся.
     - Вы просто не в курсе дела,  Александр Иванович, - сказал он. --
Граф Калиостро - это совсем не  то  же  самое,  что  великий  Бальзамо.
Это...  Как бы вам сказать... Это не очень удачная его копия. Бальзамо в
юности сматрицировал себя.  Он был необычайно,  необычайно талантлив, но
вы  знаете,  как  это  делается в молодости...  Побыстрее,  посмешнее --
тяп-ляп,  и так сойдет...  Да-с...  Никогда не говорите,  что Бальзамо и
Калиостро - это одно и то же. Может получиться неловко.
     Мне стало неловко.
     - Да, - сказал я. - Я, конечно, не специалист. Но... Простите за
нескромный вопрос, но при чем здесь диван? Кому он понадобился?
     Маленький Человечек вздрогнул.
     - Непростительная самонадеянность, - сказал он громко и поднялся.
--  Я  совершил ошибку и готов признаться со всей решительностью.  Когда
такие гиганты ...  А тут еще наглые мальчишки...  - Он стал  кланяться,
прижимая к сердцу бледные лапки.  - Прошу прощения, Александр Иванович,
я вас так обеспокоил...  Еще раз решительно извиняюсь и  немедленно  вас
покидаю. - Он приблизился к печке и боязливо поглядел наверх. - Старый
я, Александр Иванович, - сказал он, тяжело вздохнув. - Старенький...
     - А может быть,  вам было бы удобнее...  через... э-э... Тут перед
вами приходил один товарищ, так он воспользовался.
     - И-и,  батенька,  так  это  же  был Кристобаль Хунта!  Что ему --
просочиться через канализацию на десяток лье...  - Маленький  Человечек
горестно  махнул  рукой.  -  Мы  попроще...  Диван  он с собой взял или
трансгрессировал?
     - Н-не знаю, - сказал я. - Дело-то в том, что он тоже опоздал.
     Маленький Человечек ошеломленно пощипал шерсть на правом ухе.
     - Опоздал?  Он?  Невероятно...  Впрочем,  разве можем мы с вами об
этом судить? До свидания, Александр Иванович, простите великодушно.
     Он с видимым усилием прошел сквозь стену и исчез. Я бросил окурок в
мусор на полу.  Ай да диван!  Это тебе не говорящая  кошка.  Это  что-то
посолиднее  -  какая-то  драма.  Может  быть,  даже драма идей.  А ведь
пожалуй,  придут еще...  Опоздавшие.  Наверняка придут.  Я посмотрел  на
мусор. Где это я видел веник?
     Веник стоял рядом с кадкой под телефоном. Я принялся подметать пыль
и  мусор,  и  вдруг  что-то  тяжело  зацепило  за  веник и выкатилось на
середину комнаты.  Я взглянул. Это был блестящий продолговатый цилиндрик
величиной  с  указательный  палец.  Я  потрогал  его веником.  Цилиндрик
качнулся,  что-то сухо затрещало,  и в комнате запахло озоном.  Я бросил
веник и поднял цилиндр.  Он был гладкий, отлично отполированный и теплый

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.