Случайный афоризм
В писателе-художнике талант... уменье чувствовать и изображать жизненную правду явлений. Николай Александрович Добролюбов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пыльный,  замусоренный прямоугольник.  Потом я увидел постельное  белье,
аккуратно сложенное под вешалкой.
     - Только что здесь был диван,  - вслух сказал  я.  -  Я  на  нем
лежал.
     Что-то изменилось в  доме.  Комната  наполнилась  невнятным  шумом.
Кто-то разговаривал, слышалась музыка, где-то смеялись, кашляли, шаркали
ногами.  Смутная тень  на  мгновение  заслонила  свет  лампочки,  громко
скрипнули  половицы.  Потом вдруг запахло аптекой,  и в лицо мне пахнуло
холодом.  Я попятился.  И тотчас же кто-то резко и отчетливо постучал  в
наружную  дверь.  Шумы  мгновенно утихли.  Оглядываясь на то место,  где
раньше был диван,  я вновь вышел в сени и открыл дверь.  Передо мной под
мелким  дождем стоял невысокий изящный человек в коротком кремовом плаще
идеальной чистоты, с поднятым воротником. Он снял шляпу и с достоинством
произнес:
     - Прошу прощения,  Александр Иванович.  Не могли бы вы уделить мне
пять минут для разговора?
     - Конечно, - сказал я растерянно. - Заходите...
     Этого человека  я видел впервые в жизни,  и у меня мелькнула мысль,
не связан ли он с местной  милицией.  Незнакомец  шагнул  в  прихожую  и
сделал  движение пройти прямо в мою комнату.  Я заступил ему дорогу.  Не
знаю,  зачем я это сделал,  - наверное,  потому,  что мне  не  хотелось
расспросов насчет пыли и мусора на полу.
     - Извините,  - пролепетал я,  - может быть, здесь... А то у меня
беспорядок. И сесть негде...
     Незнакомец резко вскинул голову.
     - Как - негде? - сказал он негромко. - А диван?
     С минуту мы молча смотрели друг другу в глаза.
     - М-м-м... Что - диван? - спросил я почему-то шепотом.
     Незнакомец опустил веки.
     - Ах,  вот как?  - медленно произнес он. - Понимаю. Жаль. Ну что
ж, извините...
     Он вежливо  кивнул,  надел  шляпу  и решительно направился к дверям
туалета.
     - Куда вы? - закричал я. - Вы не туда!
     Незнакомец, не оборачиваясь, пробормотал: "Ах, это безразлично", --
и  скрылся  за  дверью.  Я  машинально зажег ему свет,  постоял немного,
прислушиваясь, затем рванул дверь. В туалете никого не было. Я осторожно
вытащил  сигарету  и  закурил.  Диван,  подумал  я.  Причем здесь диван?
Никогда не слыхал никаких сказок  о  диванах.  Был  ковер-самолет.  Была
скатерть-самобранка.     Были:     шапка-невидимка,    сапоги-скороходы,
гусли-самогуды.  Было чудо-зеркальце.  А чудо-дивана не было. На диванах
сидят  или лежат,  диван - это нечто прочное,  очень обыкновенное...  В
самом деле, какая фантазия могла бы вдохновиться диваном?..
     Вернувшись в комнату, я сразу увидел маленького человечка. Он сидел
на печке под потолком,  скорчившись в очень неудобной позе.  У него было
сморщенное небритое лицо и серые волосатые уши.
     - Здравствуйте, - сказал я утомленно.
     Маленький Человечек страдальчески скривил длинные губы.
     - Добрый вечер,  - сказал он.  - Извините,  пожалуйста,  занесло
меня сюда - сам не понимаю как... Я насчет дивана.
     - Насчет дивана вы опоздали, - сказал я, садясь к столу.
     - Вижу,   -   тихо   сказал  Человечек  и  неуклюже  заворочался.
Посыпалась известка.
     Я курил,  задумчиво его разглядывая. Маленький Человечек неуверенно
заглядывал вниз.
     - Вам помочь? - спросил я, делая движение.
     - Нет, спасибо, - сказал Человечек уныло. - Я лучше сам...
     Пачкаясь в   мелу,   он   подобрался  к  краю  лежанки  и,  неловко
оттолкнувшись,  нырнул головой вниз. У меня екнуло внутри, но он повис в
воздухе  и  стал медленно опускаться,  судорожно растопырив руки и ноги.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.