Случайный афоризм
Большая библиотека скорее рассеивает, чем получает читателя.Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих. (Сенека Луций Анней (Младший))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Мы прошли.  Пока мы проходили,  в толпе сопровождающих было создано
несколько  вариантов  моей  нелегкой  биографии  и был сформулирован ряд
причин, вызвавших начинающееся у всех на глазах следствие.
     В отделении  сержант  передал пятак и паспорт дежурному лейтенанту.
Тот осмотрел пятак и предложил мне  сесть.  Я  сел.  Лейтенант  небрежно
произнес:  "Сдайте мелочь"  - и тоже углубился в изучение паспорта.  Я
выгреб из кармана медяки.  "Пересчитай,  Ковалев", - сказал лейтенант
и, отложив паспорт, стал смотреть мне в глаза.
     - Много накупили? - спросил он.
     - Много, - ответил я.
     - Тоже сдайте, - сказал лейтенант.
     Я выложил  перед  ним на стол четыре номера позавчерашней "Правды",
три номера местной газеты "Рыбак",  два  номера  "Литературной  газеты",
восемь  коробков спичек,  шесть штук ирисок "Золотой ключик" и уцененный
ершик для чистки примуса.
     - Воду сдать не могу, - сказал я сухо. - Пять стаканов с сиропом
и четыре без сиропа.
     Я начинал  понимать,  в чем дело,  и мне было чрезвычайно неловко и
муторно при мысли, что придется оправдываться.
     - Семьдесят  четыре  копейки,  товарищ лейтенант,  - доложил юный
Ковалев. Лейтенант задумчиво созерцал кучу газет и спичечных коробков.
     - Развлекались или как? - спросил он меня.
     - Или как, - сказал я мрачно.
     - Неосторожно,  -  сказал лейтенант.  - Неосторожно,  гражданин.
Расскажите.
     Я рассказал.  В конце рассказа я убедительно попросил лейтенанта не
рассматривать мои действия как попытку скопить денег на "Запорожец". Уши
мои горели. Лейтенант усмехнулся.
     - А почему бы и не  рассматривать?  -  осведомился  он.  -  Были
случаи, когда накапливали.
     Я пожал плечами.
     - Уверяю  вас,  такая мысль не могла бы прийти мне в голову...  То
есть что я говорю - не могла бы, она действительно не приходила!..
     Лейтенант долго  молчал.  Юный  Ковалев  взял  мой  паспорт и снова
принялся его рассматривать.
     - Даже как-то странно предположить...  - сказал я растерянно.  --
Совершенно бредовая затея...  Копить по  копейке...  -  Я  снова  пожал
плечами. - Тогда уж лучше, как говорится, на паперти стоять...
     - С нищенством мы боремся, - значительно сказал лейтенант.
     - Ну правильно, ну естественно... Я только не понимаю, при чем тут
я,  и...  - ...Я поймал себя на том, что очень много пожимаю плечами, и
дал себе слово впредь этого не делать.
     Лейтенант снова изнуряюще долго молчал, разглядывая пятак.
     - Придется  составить  протокол,  -  сказал  он наконец.
     Я пожал плечами.
     - Пожалуйста,  конечно...  хотя...  - Я не знал, что, собственно,
"хотя".
     Некоторое время лейтенант смотрел на меня, ожидая продолжения. Но я
как раз соображал,  под какую статью  уголовного  кодекса  подходят  мои
действия, и тогда он придвинул к себе лист бумаги и принялся писать.
     Юный Ковалев вернулся на свой пост. Лейтенант скрипел пером и часто
со стуком макал его в чернильницу.  Я сидел,  тупо рассматривая плакаты,
развешанные на стенах,  и вяло  размышлял  о  том,  что  на  моем  месте
Ломоносов,  скажем,  схватил  бы  паспорт  и  выскочил в окно.  " В чем,
собственно,  суть? - думал я.-- Суть в том, чтобы человек сам не считал
себя  виновным.  В  этом  смысле я не виновен.  Но виновность,  кажется,
бывает объективная и субъективная.  И факт остается фактом: вся эта медь
в количестве семидесяти четырех копеек юридически  является  результатом
хищения,  произведенного  с  помощью  технических  средств,  в  качестве
каковых выступает неразменный пятак".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.