Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

диван. Удобный. Только странная действительность на нем снится.
     Теперь хорошо  было  бы  вернуться  домой  и  заняться  всеми этими
диванными делами вплотную.  Поэкспериментировать с  книгой-перевертышем,
поговорить  с  котом  Василием начистоту и посмотреть,  нет ли в избе на
куриных ногах  еще  чего-нибудь  интересного.  Но  дома  меня  ждал  мой
"Москвич" и необходимость делать как ЕУ,  так и ТО.  С ЕУ еще можно было
примириться,  это всего-навсего Ежедневный Уход, всякое там вытряхивание
ковриков  и  обмыв  кузова  струей  воды  под давлением,  каковой обмыв,
впрочем, можно заменить при нужде поливанием из садовой лейки или ведра.
Но вот ТО... Чистоплотному человеку в жаркий день страшно подумать о ТО.
Потому что  ТО  есть  не  что  иное,  как  Техническое  Обслуживание,  а
техническое  обслуживание  состоит  в том,  что я лежу под автомобилем с
масляным шприцем в руках и постепенно переношу содержимое шприца  как  в
колпачковые масленки,  так и себе на физиономию. Под автомобилем жарко и
душно,  а днище его,  покрытое толстым слоем  засохшей  грязи...  Короче
говоря, мне не очень хотелось домой.


Глава четвертая


                                       Кто позволил себе эту дьявольскую
                                       шутку? Схватить его и сорвать с
                                       него маску, чтобы мы знали, кого
                                       нам поутру повесить на крепостной
                                       стене!

                                                               Э. По

     Я  купил позавчерашнюю "Правду", выпил газированной воды и устроился на
скамье в садике, в тени Доски Почета. Было одиннадцать часов. Я  внимательно
прочитал  газету.  На  это  ушло  семь  минут.  Тогда  я  прочитал  статью о
гидропонике,  фельетон  о  хапугах  из  Канска  и  большое  письмо   рабочих
химического  завода  в  редакцию.  Это  заняло  всего-навсего  22 минуты. Не
сходить ли в кино, подумал я. Но "Козару" я уже видел - один раз в  кино  и
один раз по телевизору. Тогда я решил попить воды, сложил газету и встал. Из
всей старухиной меди в кармане у меня  остался  всего  один  пятак.  Пропью,
решил  я,  выпил  воды  с  сиропом, получил копейку сдачи и купил в соседнем
ларьке коробок спичек. Больше делать мне в  центре  города  было  решительно
нечего.  И я пошел куда глаза глядят - в неширокую улицу между магазином N2
и столовой N 11.
     Прохожих на  улице  почти  не  было.  Меня  обогнал большой пыльный
грузовик с грохочущим  трейлером.  Шофер,  высунув в окно  локоть  и
голову,  устало смотрел на булыжную мостовую.  Улица,  понижаясь,  круто
заворачивала направо, у поворота рядом с тротуаром торчал из земли ствол
старинной чугунной пушки,  дуло ее было забито землей и окурками. Вскоре
улица кончилась обрывом к реке.  Я посидел на краю обрыва и  полюбовался
пейзажем, затем  перешел  на другую сторону и побрел обратно.
     "Интересно, куда девался тот грузовик?" - подумал вдруг я.  Спуска
с обрыва не было.  Я стал оглядываться,  ища ворота по сторонам улицы, и
тут обнаружил небольшой,  но очень старинный дом,  стиснутый между двумя
угрюмыми кирпичными  лабазами.  Окна  нижнего  этажа  его  были  забраны
железными прутьями и до половины замазаны мелом. Дверей же в доме вообще
не было.  Я заметил  это  сразу  потому,  что  вывеска,  которую  обычно
помещают  рядом  с  воротами  или рядом с подъездом,  висела здесь прямо
между двумя окнами.  На вывеске было  написано:  "АН  СССР  НИИЧАВО".  Я
отошел на середину улицы: да, два этажа по десяти окон и ни одной двери.
А  справа  и  слева,  вплотную,  лабазы.  "НИИЧАВО,--  подумал   я.   --
Научно-исследовательский институт... Чаво? В смысле - чего? Чрезвычайно
Автоматизированной  Вооруженной  Охраны?  Черных  Ассоциаций   Восточной

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.