Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

диван. Удобный. Только странная действительность на нем снится.
     Теперь хорошо  было  бы  вернуться  домой  и  заняться  всеми этими
диванными делами вплотную.  Поэкспериментировать с  книгой-перевертышем,
поговорить  с  котом  Василием начистоту и посмотреть,  нет ли в избе на
куриных ногах  еще  чего-нибудь  интересного.  Но  дома  меня  ждал  мой
"Москвич" и необходимость делать как ЕУ,  так и ТО.  С ЕУ еще можно было
примириться,  это всего-навсего Ежедневный Уход, всякое там вытряхивание
ковриков  и  обмыв  кузова  струей  воды  под давлением,  каковой обмыв,
впрочем, можно заменить при нужде поливанием из садовой лейки или ведра.
Но вот ТО... Чистоплотному человеку в жаркий день страшно подумать о ТО.
Потому что  ТО  есть  не  что  иное,  как  Техническое  Обслуживание,  а
техническое  обслуживание  состоит  в том,  что я лежу под автомобилем с
масляным шприцем в руках и постепенно переношу содержимое шприца  как  в
колпачковые масленки,  так и себе на физиономию. Под автомобилем жарко и
душно,  а днище его,  покрытое толстым слоем  засохшей  грязи...  Короче
говоря, мне не очень хотелось домой.


Глава четвертая


                                       Кто позволил себе эту дьявольскую
                                       шутку? Схватить его и сорвать с
                                       него маску, чтобы мы знали, кого
                                       нам поутру повесить на крепостной
                                       стене!

                                                               Э. По

     Я  купил позавчерашнюю "Правду", выпил газированной воды и устроился на
скамье в садике, в тени Доски Почета. Было одиннадцать часов. Я  внимательно
прочитал  газету.  На  это  ушло  семь  минут.  Тогда  я  прочитал  статью о
гидропонике,  фельетон  о  хапугах  из  Канска  и  большое  письмо   рабочих
химического  завода  в  редакцию.  Это  заняло  всего-навсего  22 минуты. Не
сходить ли в кино, подумал я. Но "Козару" я уже видел - один раз в  кино  и
один раз по телевизору. Тогда я решил попить воды, сложил газету и встал. Из
всей старухиной меди в кармане у меня  остался  всего  один  пятак.  Пропью,
решил  я,  выпил  воды  с  сиропом, получил копейку сдачи и купил в соседнем
ларьке коробок спичек. Больше делать мне в  центре  города  было  решительно
нечего.  И я пошел куда глаза глядят - в неширокую улицу между магазином N2
и столовой N 11.
     Прохожих на  улице  почти  не  было.  Меня  обогнал большой пыльный
грузовик с грохочущим  трейлером.  Шофер,  высунув в окно  локоть  и
голову,  устало смотрел на булыжную мостовую.  Улица,  понижаясь,  круто
заворачивала направо, у поворота рядом с тротуаром торчал из земли ствол
старинной чугунной пушки,  дуло ее было забито землей и окурками. Вскоре
улица кончилась обрывом к реке.  Я посидел на краю обрыва и  полюбовался
пейзажем, затем  перешел  на другую сторону и побрел обратно.
     "Интересно, куда девался тот грузовик?" - подумал вдруг я.  Спуска
с обрыва не было.  Я стал оглядываться,  ища ворота по сторонам улицы, и
тут обнаружил небольшой,  но очень старинный дом,  стиснутый между двумя
угрюмыми кирпичными  лабазами.  Окна  нижнего  этажа  его  были  забраны
железными прутьями и до половины замазаны мелом. Дверей же в доме вообще
не было.  Я заметил  это  сразу  потому,  что  вывеска,  которую  обычно
помещают  рядом  с  воротами  или рядом с подъездом,  висела здесь прямо
между двумя окнами.  На вывеске было  написано:  "АН  СССР  НИИЧАВО".  Я
отошел на середину улицы: да, два этажа по десяти окон и ни одной двери.
А  справа  и  слева,  вплотную,  лабазы.  "НИИЧАВО,--  подумал   я.   --
Научно-исследовательский институт... Чаво? В смысле - чего? Чрезвычайно
Автоматизированной  Вооруженной  Охраны?  Черных  Ассоциаций   Восточной

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.