Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

проговорился,  о том что А-Янус и У-Янус - один человек в двух лицах. Я
узнал об этом у Ойры-Ойры и поверил, потому что понять не мог. Ойра-Ойра
узнал от Жиакомо и тоже  поверил,  потому  что  был  молод  и  восхищен.
Корнееву  рассказала  об этом уборщица,  и Корнеев тогда решил,  что сам
факт настолько тривиален,  что о нем не стоит размышлять. А Эдик слышал,
как  об этом разговаривали Саваоф Баалович и Федор Симеонович.  Эдик был
тогда младшим препаратором и верил вообще во все, кроме бога.
     Итак, прошлое Янусов представлялось нам весьма приблизительно. Зато
будущее мы знали совершенно точно.  А-Янус,  который занят сейчас больше
институтом,  чем наукой, в недалеком будущем чрезвычайно увлечется идеей
практической контрамоции.  Он посвятит ей всю  жизнь.  Он  заведет  себе
друга  -  маленького зеленого попугая по имени Фотон,  которого подарят
ему знаменитые русские космолетчики.  Это случится девятнадцатого мая не
то  тысяча  девятьсот  семьдесят  третьего,  не  то две тысячи семьдесят
третьего года - именно так  хитроумный  Эдик  расшифровал  таинственный
номер 190573 на кольце. Вероятно, вскорости после этого А-Янус добьется,
наконец,  решительного успеха и превратит в контрамота и самого  себя  и
попугая Фотона,  который в момент эксперимента будет,  конечно, сидеть у
него на плече и просить сахарок.
     Именно в   этот   момент,   если  мы  хоть  что-нибудь  понимаем  в
контрамоции, человеческое будущее лишится Януса Полуэктовича Невструева,
а человеческое прошлое обретет сразу двух Янусов, ибо А-Янус превратится
в У-Януса  и заскользит назад по оси  времени.  Они  будут  встречаться
каждый  день,  но  ни  разу  в жизни А-Янусу не придет в голову что-либо
заподозрить,  потому  что  ласковое  морщинистое  лицо  У-Януса,  своего
дальнего родственника и учителя,  он привык видеть с колыбели.  И каждую
полночь,  ровно в ноль часов ноль-ноль минут ноль-ноль секунд  ноль-ноль
терций  по  местному времени А-Янус будет,  как и все мы,  переходить из
сегодняшней ночи в завтрашнее утро, тогда как У-Янус и его попугай в тот
же самый момент,  за мгновение, равное одному микрокванту времени, будет
переходить из нашей сегодняшней ночи в наше вчерашнее утро.
    Вот почему  попугаи  за  номером  один,  два  и три,  наблюдавшиеся
соответственно десятого,  одиннадцатого и двенадцатого,  были так похожи
друг  на друга:  они были просто одним и тем же попугаем.  Бедный старый
Фотон!  Может быть,  его одолела старость,  а может быть,  его прохватил
сквозняк, но он заболел и прилетел умирать на любимые весы в лаборатории
Романа. Он умер, и его огорченный хозяин устроил ему огненное погребение
и развеял его пепел,  и сделал это потому,  что не знал,  как ведут себя
мертвые  контрамоты.  А  может  быть,  именно  потому,  что   знал.   Мы
естественно,  наблюдали  весь  этот процесс,  как кино с переставленными
частями.  Девятого Роман находит в печке уцелевшее  перо  Фотона.  Трупа
Фотона уже нет,  он сожжен завтра. Завтра, десятого, Роман находит его в
чашке Петри.  У-Янус находит покойника тогда же и там же сжигает  его  в
печи.  Сохранившееся  перо  остается  в  печи до конца суток и в полночь
перескакивает в девятое.
     Одиннадцатого с  утра  Фотон  жив,  хотя уже болен.  Он издыхает на
наших глазах под весами (на которых он будет так любить сидеть  теперь),
и  простодушный  Саня  Дрозд  кладет  его  в  чашку Петри,  где покойник
пролежит до полуночи,  перескочит в  утро  десятого,  будет  найден  там
У-Янусом,  сожжен,  развеян по ветру, но перо его останется, пролежит до
полуночи, перескочит в утро девятого, и там его найдет Роман.
     Двенадцатого с  утра Фотон жив и бодр,  он дает Корнееву интервью и
просит сахарок,  а в полночь перескочит в утро одиннадцатого,  заболеет,
умрет,  будет  положен  в  чашку  Петри,  в  полночь  перескочит  в утро
десятого,  будет сожжен и развеян,  но останется перо, которое в полночь
перескочит  в утро девятого,  будет найдено Романом и брошено в мусорную
корзину.
     Тринадцатого, четырнадцатого,  пятнадцатого  и так далее Фотон,  на
радость всем нам будет весел,  разговорчив,  и мы  будем  баловать  его,
кормить  сахарком  и  зернышками  перца,  а  У-Янус  будет  приходить  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.