Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

приступить к тому,  что интересовало нас больше всего. Нет, мы совсем не
торопились!  Мы чувствовали себя гурманами. Мы не накидывались на яства.
Мы вдыхали ароматы,  мы закатывали глаза и чмокали,  мы  потирали  руки,
ходя вокруг, мы предвкушали...
     - Давайте,  наконец,  внесем ясность,  - вкрадчивым голосом начал
Роман,  - в запутанную проблему Тунгусского дива. До нас этой проблемой
занимались люди,  абсолютно лишенные фантазии. Все эти кометы, метеориты
из   антивещества,   самовзрывающиеся   атомные   корабли,   всякие  там
космические облака и квантовые генераторы - все это слишком банально, а
значит,  далеко  от  истины.  Для  меня  Тунгусский  метеорит всегда был
кораблем пришельцев,  и я всегда полагал,  что корабль не могут найти на
месте взрыва просто потому,  что его там давно уже нет.  До сегодняшнего
дня я думал,  что падение Тунгусского метеорита есть не посадка корабля,
а  его  взлет.  И  уже  эта  черновая  гипотеза  многое объясняла.  Идеи
дискретной контрамоции  позволяют  покончить  с  этой  проблемой  раз  и
навсегда.  Что  же  произошло  тридцатого июня тысяча девятьсот восьмого
года в районе подкаменной Тунгуски?  Примерно в середине  июля  того  же
года в околосолнечное пространство вторгся корабль пришельцев. Но это не
были простые,  безыскусные пришельцы фантастических  романов.  Это  были
контрамоты, товарищи! Люди, прибывшие в наш мир из другой вселенной, где
время   течет   навстречу   нашему.    В    результате    взаимодействия
противоположных   потоков   времени  они  из  обыкновенных  контрамотов,
воспринимающих   нашу   вселенную,   как   фильм,   пущенный   наоборот,
превратились  в контрамотов дискретного типа.  Природа этой дискретности
нас пока не интересует.  Важно другое.  Важно то,  что жизнь их в  нашей
вселенной   стала   подчинена  определенному  ритмическому  циклу.  Если
предположить для простоты, что единичный цикл у них равен земным суткам,
то существование их,  с нашей точки зрения, выглядело бы так. В течение,
скажем,  первого июля они живут,  работают и питаются совершенно как мы.
Однако ровно,  скажем,  в полночь они вместе со всем своим оборудованием
переходят не во второе июля,  как это делаем мы,  простые смертные,  а в
самое начало тридцатого июня,  то есть не на мгновение вперед, а на двое
суток назад,  если рассуждать с нашей точки зрения. Точно так же в конце
тридцатого  июня  они  переходят  не  в  первое  июля,  а в самое начало
двадцать девятого июня.  И  так  далее.  Оказавшись  в  непосредственной
близости  от  Земли,  наши  контрамоты с изумлением обнаружили,  если не
обнаружили этого еще раньше,  что Земля совершает на своей орбите весьма
странные  скачки  -  скачки,  чрезвычайно  затрудняющие астронавигацию.
Кроме того,  находясь над Землею первого июля в нашем счете времени, они
обнаружили  в  самом  центре  гигантского  евразийского  материка мощный
пожар,  дым которого они наблюдали  в  могучие  телескопы  и  раньше  --
второго,  третьего  и так далее июля в нашем счете времени.  Катаклизм и
сам по  себе  заинтересовал  их,  однако  научное  их  любопытство  было
окончательно  распалено,  когда  утром  тридцатого июня - в нашем счете
времени - они заметили,  что никакого пожара нет  и  в  помине,  а  под
кораблем  расстилается  спокойное  зеленое  море тайги.  Заинтригованный
капитан приказал посадку в том самом месте,  где он вчера - в его счете
времени - своими глазами наблюдал эпицентр огненной катастрофы.  Дальше
пошло как полагается.  Защелкали тумблеры,  замерцали экраны,  загремели
планетарные двигатели, в которых взрывался ка-гамма-плазмоин...
     - Как-как? - спросил Витька.
     - Ка-гамма-плазмоин.  Или,  скажеи,  мю-дельта-ионопласт. Корабль,
окутанный пламенем,  рухнул в тайгу и, естественно, зажег ее. Именно эту
картину и наблюдали крестьяне села Карелинского и другие люди,  вошедшие
впоследствии в  историю  как  очевидцы.  Пожар  был  ужасен.  Контрамоты
выглянули было наружу,  затрепетали и решили переждать за тугоплавкими и
жаростойкими стенами корабля.  До полуночи они с трепетом прислушивались
к свирепому реву и треску пламени, а ровно в полночь все вдруг стихло. И
не удивительно.  Контрамоты вступили  в  свой  новый  день  -  двадцать
девятое  июня  по  нашему  времяисчислению.  И  когда отважный капитан с

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.